В Думе делают вид, что придумывают новые методы защиты от коллекторского произвола. В реальности предложения депутатов совершенно бесполезны, а защита от полузаконного давления сборщиков долгов остается личным делом каждого пострадавшего.

Думские защитники прав потребителей финансовых услуг придумали новый способ сделать жизнь людей лучше. Депутат Виктор Климов предложил внести поправки в закон «О потребительском кредите», ограничивающие деятельность коллекторов. Суть поправок — начать решать имеющиеся проблемы, не дожидаясь принятия полноценного закона о коллекторской деятельности. Желание похвальное, но, как это обычно бывает у думских депутатов, совершенно бессмысленное.

Поправки Климова сводятся к двум предложениям: запретить коллекторам общаться с жертвами чаще четырех раз в день и запретить разглашать информацию о долге жертвы третьим лицам, например родственникам или сотрудникам по работе. Запреты должны уменьшить психологическое давление на должников: сейчас коллекторы часто пытаются воздействовать на людей через родственников или знакомых, доставая тех своими звонками и угрозами.

В реальности эти предложения — не более чем имитация деятельности по решению проблем. Коллекторы давно научились обходить любые законы и требования, и очередная бумажка от Думы их совершенно не волнует. Никакие российские законы не разрешают коллекторам звонить людям с угрозами «приехать и оторвать ноги» или вежливо сообщать, что они знают, где учится ребенок жертвы и как раз направляются в школу, чтобы проводить того домой. Не говоря уже о порче имущества — нанесении различных надписей на двери квартиры или стены подъезда, где живет должник.

Запрет на частые звонки легко обходится с помощью «левых» сим-карт, которыми уже успешно пользуются коллекторы: в распечатке звонков будет значиться законное количество обращений с официального номера агентства и любое количество «посторонних» номеров, как бы не имеющих отношения к взимателям долгов. Разглашение сведений о кредите третьим лицам — тоже не фокус при любых запретах. Родственникам и начальству должника могут звонить «анонимные доброжелатели», в то время как формально обращаться коллекторы будут только непосредственно к жертве. В результате закон исполнен, а в реальности ничего не изменилось: совершенно посторонние по отношению к кредиту люди продолжат страдать от «наездов» со стороны «законных» рэкетиров.

Подобные пустые инициативы, якобы защищающие права людей, на самом деле выгодны тем, против кого формально направлены. В случае принятия этих и подобных поправок и законов коллекторы могут совершенно честно говорить, что их деятельность со всех сторон жестко регулируется государством: вон, даже количество звонков в день и время их совершения обозначено в законе на федеральном уровне. При этом они продолжат творить все те безобразия, от которых сейчас страдают люди. Причем далеко не всегда эти люди — проштрафившиеся заемщики.

Никаких специальных законов о выбивании долгов придумывать не надо, все уже есть в Уголовном и Гражданском кодексах. Единственное, что может защитить людей от нарушений со стороны коллекторов, — это эффективная работа полиции, органов следствия и судов. Угрожаешь кому-то насилием — лови свой срок и отправляйся в известные места общаться с такими же уголовниками, как сам. Неважно, по какому поводу звучит эта угроза. Важно, что она прозвучала. Портишь имущество — отвечай по закону о порче имущества. Разговариваешь матом — получай наказание за мелкое хулиганство.

Вторая часть решения этой проблемы — социальная. Слово «коллектор» должно стать ругательным, а сама работа — неприемлемой для общества. Что-то вроде интернет-тролля или депутата Думы, только хуже. Мамы должны говорить своим нерадивым детям: «Будешь плохо учиться — станешь этим, на букву К», — и чтобы дети в ужасе замирали от такой печальной перспективы и начинали усердно читать учебники.

Конечно, обе части решения проблемы с коллекторами не очень реалистичны. Эффективно работающая правоохранительная система в России — вообще из области ненаучной фантастики, а приемлемость или неприемлемость чего-либо в обществе определяется Первым каналом (где, понятно, ничего реально плохого про взимание долгов не скажут). Полузаконный бандитизм будет продолжаться и усиливаться, несмотря на информационный шум из Думы, так как количество невыплаченных кредитов в стране растет. Значит, спасение от него остается личным делом каждого.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции