«Что ни делает тот банк, всё он делает не так». Перефразированной строчкой из Маршака можно наиболее точно описать то, что сейчас происходит вокруг помощи ипотечным заёмщикам в крупных банках. «В заботе о заёмщиках» и в рамках выполнения настойчивых пожеланий госчиновников, банки занимаются переоформлением валютных ипотечных кредитов в рублёвые.

Дело, казалось бы, благое: для многих ипотечников резкий рост доллара и евро к рублю оказался неожиданной, но очень болезненной проблемой. Если ещё летом выплата, скажем, $1000 в месяц по кредиту выбивала из семейного бюджета порядка 24 тыс. рублей, то в январе эта сумма достигла уже 33 тыс. рублей. На фоне увольнений и падения доходов (даже рублёвых) относительно небольшое по меркам сытого прошлого увеличение выплат становится для людей неподъёмной ношей.

«Добрые» банки согласились перевести валютные кредиты в рублёвую форму. Однако, бросать в воздух чепчики рано. В лучших российских традициях благое начинание превратилось в нервотрёпку и в довольно бессмысленное занятие. Как жалуются в интернете несчастные ипотечники, для изменения валюты кредита им приходится собирать массу справок, заново оценивать заложенную недвижимость (а это — время и деньги), а потом долго ждать, пока банк примет решение и проведёт необходимые операции. Не говоря уже о том, что проценты по рублёвому кредиту — уже «кризисные», то есть почти запредельные.

Пока продолжается вся эта тягомотина, доллар растёт, а благосостояние заёмщика не улучшается. В итоге, операция, задуманная как помощь попавшим в не самую простую ситуацию людям, превращается в бюрократическое издевательство с неясными в финансовом плане последствиями.

Почему так происходит? Для лучшего понимания ситуации расскажу историю из жизни. В одном областном центре власть однажды решила попиариться на помощи социально незащищённым слоям населения. С помпой были открыты центры по выдаче пособий малоимущим, мэр с удовлетворением рассказывал о том, как власть заботится о стариках и многодетных семьях.

Вот только сами эти немногочисленные «центры» появились в максимально неудобных с транспортной точки зрения районах города, куда без машины и крепкого русского слова добраться весьма сложно. Да ещё и ездить туда приходилось не раз, так как список документов оказался невнятен, и почти у каждого просящего обязательно не хватало пары справок. Стоит ли говорить, что всё это было сделано совершенно осознанно? Как объяснял мне человек, придумавший всю эту операцию: «Кому очень надо — те дойдут и сделают, а на остальных мы сэкономим».

Уверен, что с банками и кредитами ситуация ровно та же. Наиболее упорные заёмщики в конце концов добьются своего, чего бы это ни стоило во всех смыслах. А более слабые духом остановятся на одном из предварительных этапов. Банк же отчитается перед властями: мол, задание выполнено, все, кто очень хотел поменять валюту кредита, это сделали.

В этой ситуации проявляется одна из главных проблем российского общества: отсутствие умения и желания разрешать конфликт интересов. Власти нужен не слишком громко ропщущий народ, людям нужны послабления по кредитам, а банки жаждут, чтобы их оставили в покое. При этом власть действует привычным и самым тупым способом: в приказном порядке перекладывает потенциальные потери на банки (и их акционеров). Те, естественно, сопротивляются такому давлению, действуя чуть более сложно, но тоже вполне понятно. А зажатый между двух этих сил народ всё больше звереет, копя злобу и на тех, и на других.

Впрочем, беспокоиться не о чем. Никаких других способов решения проблем в России никогда не было и на нашем веку не появится. При этом техникой стравливания излишней накопившейся в людях злобы нынешние российские власти владеют в совершенстве. В случае чего будет найден «виновник», которому и достанутся все шишки. А успокоившийся (и вновь обобранный) электорат в очередной раз сжав зубы пойдёт пахать.