Газета «Коммерсантъ» в первый день лета известила читателей, что Агентство по страхованию вкладов собирается просить Банк России о пятилетнем кредите в 110 млрд рублей для пополнения фонда страхования вкладов. В тот же день АСВ подтвердило информацию в сообщении о заседании совета директоров. И успокоило вкладчиков, подчеркнув, что «на сегодняшний день средств фонда достаточно для осуществления выплат по наступившим страховым случаям».

То, чего с азартом ждали все те, кто не имеет срочных вкладов в банках, наконец произошло: кубышка показала свое дно. Без малого двухлетняя чистка банковской системы привела к закономерному результату. «Последней каплей» стал отзыв лицензии у банка «Транспортный», чей объем обязательств перед вкладчиками равен 42 млрд рублей. АСВ, по собственным оценкам, предстоит выплатить им 37,6 млрд рублей. По последней официальной информации АСВ, по состоянию на конец I квартала объем фонда составлял 84,7 млрд рублей. Максимальный объем был зафиксирован 1 октября 2013 года – 232,4 млрд рублей. Это чтобы было понятно, как быстро заканчивается все хорошее и как еще больше ускорился этот процесс после поднятия предельной планки страхования вкладов до 1,4 млн рублей.

Самих вкладчиков – и банки с отозванной лицензий, и тех, у кого лицензия по упущению ЦБ все еще имеется в наличии, – финансовое состояние АСВ в принципе волновать не должно и не волнует. Не их это печаль. Более чем десятилетняя история аккуратных выплат вкладчикам их кровных в двухнедельный срок (самый короткий, замечу, среди всех институтов гарантирования вкладов в мире) приучила народ ни о чем не беспокоиться. Павел Медведев, финансовый омбудсмен и автор первых вариантов закона о страховании вкладов, в 90-х годах мечтал о том, чтобы в России вкладчики банкротящихся банков вели себя так же спокойно, как вкладчики банков американских. Чтобы утром спокойно завтракали, а не бежали в отделение занимать многотысячную живую очередь из желающих вернуть хоть что-то.

Мечты исполнились. Теперь у нас стало совсем как там и даже еще лучше. Потому что, помимо короткого срока компенсации, мало в какой стране закон, по сути, гарантирует возврат вкладов не только объемом фонда страхования, но всей эмиссионной мощью Центрального банка и федеральным бюджетом в придачу. При такой ситуации информация об исчерпании фонда страхования не значит ровно ничего – это все равно что у человека с чемоданом денег не оказалось мелочи в кармане. Откроет чемодан и отдаст.

При этом со стороны банков с госучастием (и не только их) предпринимаются все более активные усилия, чтобы повысить ответственность принятия вкладчиком решения о выборе банка. Ограничения выплаченных сумм за период времени, ограничения кратности страховых случаев для конкретного вкладчика, отмена страхования для процентного дохода – далеко не полный перечень обсуждаемых предложений. Между прочим, 1 июня общественный совет при АСВ подверг критике все предложения Сбербанка по совершенствованию системы страхования. То есть по повышению ответственности вкладчиков за принимаемые решения.

Думаю, сейчас настал удобный момент, чтобы разом решить все проблемы и с ответственностью, и с источниками наполнения фонда. Для этого достаточно прописать, что при дефиците средств фонда страхования вкладов решение о выделении кредитов принимается не срочно и открыто, а долго и непублично. Лучше всего – при принятии бюджета на следующий год. Ограничить выдачу компенсаций до поступления средств из бюджета. И засекретить информацию о размере фонда страхования вкладов.

Уверяю вас, что все «профессиональные вкладчики» сразу же свернут свои лавочки и перейдут в категорию консервативных инвесторов – достаточно будет ввести элемент неопределенности со сроком получения. Пусть мучаются неопределенностью и сдают деньги в Сбербанк. Так надежней будет.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции