Впервые в истории отток средств из ПИФов продолжается 18 месяцев подряд, а сумма непрерывного оттока также впервые превысила 20 млрд рублей. Более подробный анализ рынка показывает, что и рынка такого, по сути, уже почти нет.

Российская индустрия коллективных инвестиций поставила новый рекорд: по данным «Коммерсанта», чистый отток средств вкладчиков из паевых фондов продолжается уже 18 месяцев подряд и превышает 20 млрд рублей. Предыдущее «достижение» было зафиксировано в кризис 2008—2009 годов, когда чистый отток продолжался 17 месяцев подряд и не достиг 20 млрд рублей. Такие данные — хороший повод взглянуть на ситуацию в целом и понять, что происходит.

Общий объем средств под управлением российских открытых ПИФов на начало июня, по данным Национальной лиги управляющих, составляет чуть меньше 90 млрд рублей, или 1,6 млрд долларов. В принципе, на этом можно поставить точку: весь рынок имеет размер одного примерно 180-го по чистым активам ETFа в мире. В реальности, если мы говорим именно о коллективных инвестициях, средств на рынке еще меньше, так как часть формально «обычных» открытых ПИФов являются по сути упаковками для хранения активов отдельных компаний или олигархов. Я бы сказал, что рядовые «физики» вложили в ПИФы в лучшем случае порядка миллиарда долларов.

Эти и без того невеликие деньги разложены в более чем 370 фондов самого разного размера, которыми управляют несколько десятков компаний. Но и тут не стоит смотреть на формальные показатели: на самом деле четверть средств сосредоточено в ПИФах «дочки» Сбербанка, пятая часть контролируются «Райффайзеном», примерно по десятой — у «Уралсиба» и «Альфа-Капитала». В целом первая десятка управляющих компаний отвечает за 80—90% денег пайщиков (смотря как считать).

Скромный размер рынка и большая доля «не совсем настоящих» ПИФов, работающих в основном с деньгами юрлиц и олигархов, делают не очень осмысленными рассуждения о чистых притоках или оттоках средств в масштабах месяца. Например, как отмечает «Коммерсант», в мае «фонды акций смогли зафиксировать нетто-приток средств инвесторов в размере чуть более 200 млн рублей». По отчетности это так и есть. Но если копнуть чуть глубже, выяснится, что один сбербанковский ПИФ «Глобальный интернет» привлек за месяц «чистыми» 388 млн рублей, увеличив свои активы разом на четверть. Заметим, ничего особенного в плане доходности данный ПИФ не показывает — около 3% за месяц и 14% за полгода, так что объяснить такой приток внезапным ажиотажем вкладчиков, стремящихся вложиться в «глобальный интернет», сложно. Скорее всего, существенная часть притока — «вход» в ПИФ какого-то относительно крупного инвестора на 3—4 млн долларов или перераспределение средств внутри группы Сбербанка. Если не считать этот разовый приток, то фонды акций за май не получили 200 млн рублей, а потеряли почти те же 200 млн.

В ПИФах облигаций все еще смешнее. Если взять фонды с положительным чистым притоком за май, то выяснится, что два из них (газпромбанковский и райффайзеновский) каждый в отдельности получили денег пайщиков примерно столько же, сколько все остальные вместе взятые, — 121 млн рублей и 104 млн рублей против 116 млн рублей. Среди фондов-неудачников (с чистым оттоком средств за месяц) тоже два ПИФа фактически сформировали всю отчетность: сбербанковские «Рискованные облигации» и облигационный фонд УК «Капиталъ» потеряли 350 млн рублей, в то время как все остальные, оказавшиеся «в минусе», — 187 млн рублей в сумме. Никаких выводов о «рынке» по этим данным делать нельзя, так как это не рынок, а недоразумение, в котором небольшие движения в паре фондов могут полностью изменить картину.

Рассуждения о размерах рынка и отдельных фондов — не просто развлечение, это значимая информация для инвесторов. Качественно управлять крошечными и зависимыми от отдельных вкладчиков фондами невозможно: эта работа требует найма высокооплачиваемых профессионалов, расходов на работу с клиентами, затрат на торговлю ценными бумагами. Плюс реклама, офис и т. п. Имея 2—3% дохода от управления фондом объемом даже миллиард рублей, настоящую систему работы с капиталом не построишь, не говоря уже о фондах в 100 млн рублей или меньше. А значит, либо качество такого управления будет весьма низким, либо ПИФ в реальности будет использоваться для не совсем корректной (в лучшем случае) работы в интересах близких к управляющей компании бизнесов. Оба варианта не подходят для вкладчиков «с улицы», надеющихся, что профессионалы будут с толком инвестировать их небольшие сбережения.

Единственный более-менее вменяемый вариант для тех, кто все же по каким-то причинам очень хочет вкладывать деньги в ПИФы, — работа с индексными фондами и теми компаниями, которые выступают в качестве «прокладок» для доступа к иностранным ETFам. Тут тоже есть свои минусы. Например, доходность ПИФов на индекс ММВБ за последние шесть месяцев «гуляет» в пределах от 5% до 11% (хотя должна более-менее точно соответствовать движению индекса). А в «квази-ETFах» слишком велики комиссии. Но в таких фондах, по крайней мере, минимизирован человеческий фактор — особой квалификации, чтобы купить индексные акции или паи одного ETFа, не требуется. Или — для любителей острых ощущений — можно попробовать угадать, какой ПИФ в следующие месяцы покажет особо высокую доходность. Но это уже не инвестиции, а казино.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции