Вступление в силу закона о банкротстве физических лиц перенесено с 1 июля на 1 октября 2015 года. 20 лет разговоров о том, что «надо бы ввести», и полгода о том, что «уже вот-вот можно будет себя объявить банкротом», получат свое логическое завершение (если опять ничего не поменяется) в октябре этого года. Рассматривать дела о финансовой несостоятельности граждан будут арбитражные суды. Собственно, нынешняя просрочка – по их «вине».

Ранее предполагалось, что дела о банкротстве будут передаваться судам общей юрисдикции, но в последний момент законодатели передумали. И дали специалистам по имущественным спорам три месяца на подготовку и изучение закона.

Вкратце суть его такова, что любой гражданин РФ может быть признан банкротом, если он должен полмиллиона рублей и больше и не исполняет своих обязательств перед кредиторами больше 90 дней. Если суд признает гражданина банкротом, все его имущество, за исключением единственного жилья, распределяется между кредиторами.

На что потратят эти три месяца все заинтересованные участники процесса? Арбитражные суды, хотелось бы верить, на подготовку. 150 страниц закона, плюс конъюнктура рынка, плюс основные возможные сценарии – тут нужно поработать плотно.

Кредиторы, очевидно, сделают все, чтобы взыскать проблемную задолженность со своих злостных неплательщиков. По договоренности с клиентами, через юридические отделы и суды. Или как можно скорее продать «дефолтников» коллекторам. Потому что ясно: подавляющее большинство потенциальных банкротов за эти три месяца сделают все, чтобы у них, кроме «единственного жилья», не осталось ничего. А часть полностью раскидает активы по родственникам, оформится на биржу труда или того интереснее – оформит свою частичную/полную недееспособность.

Доказать, что что-то было у новоявленного банкрота или де-факто есть — сложно, и этим надо будет заниматься самим кредиторам. А это время, деньги и игра, которая не стоит не то что свеч, а и сожженного кислорода. Особенно для кредиторов второй и далее очередей.

Сгущаю ли я краски? Может быть. Но, например, сообщество сайта Банкротство.рф в социальной сети Facebook все же называется «Неотдай» и насчитывает больше 20 тыс. участников. Возможно, это и есть главная идея российского банкротства – не отдать.

Хотя для определенной категории граждан (которых не подавляющее большинство), закон о банкротстве физических лиц – это, безусловно, отличный, цивилизованный вариант не «соскочить» с кредитного договора, а, наоборот, честно выполнить свои обязательства, оказавшись в непростом финансовом положении. Волею случая, с кем не бывает, никто не застрахован и т. д.

И здесь интересно вот что. Будут ли кредиторы как-то дифференцировать заемщиков, прошедших через процедуру банкротства? Отделять условно «хороших» банкротов от безусловно «плохих»? С тем, чтобы первым дать шанс реабилитироваться и, соблюдая ряд ограничительных условий, все-таки предоставлять им доступ к заемным средствам в будущем, а вторым перекрыть его навсегда? Или нет? А станут грести под одну гребенку. По справедливости и с практической точки зрения надо бы разделять. Как это будет статистически – «будем поглядеть» с 1 октября.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции