Государство вновь вынуждено спасать банки. Но делать это надо так, чтобы не навредить «спасаемым».

В условиях кризиса рост банковских убытков неизбежен. На 1 июня 2015 года убыточной была почти треть кредитных организаций, тогда как год назад – только четверть (32,7% на 1 июня 2015 года, 26,8% — на 1 июня 2014 года). Совокупный убыток убыточных кредитных организаций за пять месяцев 2015 года вырос более чем в пять раз: он достиг 240,1 млрд рублей против 44,4 млрд рублей за аналогичный период прошлого года.

Убыток продемонстрировали контролируемые государством ВТБ и Россельхозбанк. ВЭБ пока не опубликовал отчетность на 1 июня, но убыток его за I квартал по РСБУ составил 26 млрд рублей. Потери несут не только госбанки. У крупнейшего частного банка – Альфа-Банка убыток за пять месяцев 2015 года достиг 28,4 млрд рублей. У Хоум Кредит Банка, принадлежащего нерезидентам, убыток составил 9,3 млрд рублей. Кризис есть кризис.

При таких убытках у многих банков в ближайшие месяцы возникает угроза нарушения нормативов достаточности капитала. Сопутствующий кризису рост «плохих» долгов разъедает капитал российских банков. Если не остановить процесс разрушения капитала, он неизбежно приведет к банковскому кризису и дестабилизации российского финансового рынка. Критически важной является задача пополнения капитала.

Однако санкции закрыли рынки капитала США и ЕС для России, а восточные рынки капитала открываться, увы, не спешат. Разворот на Восток осуществляется главным образом виртуально. Более того, китайские банки фактически присоединились к санкциям и перестали сотрудничать с российскими банками. В настоящее время единственным серьезным источником пополнения капитала крупнейших банков могут быть только ресурсы государства. На новые «народные IPO» пока надежды нет. ЦБ помогает банковской системе ликвидностью, в первую очередь, с помощью таких инструментов рефинансирования, как РЕПО и кредиты под нерыночные активы. Однако банкам нужна не только ликвидность, но и дополнительный капитал. Новая антикризисная программа докапитализации банков через ОФЗ направлена на решение этой проблемы.

На программу докапитализации выделен триллион рублей. В список 30 крупнейших банков – претендентов на докапитализацию через ОФЗ вошли ВТБ, Газпромбанк, Россельхозбанк, ВТБ 24, Альфа-Банк, Банк Москвы, банк «ФК Открытие», Промсвязьбанк, Московский Кредитный Банк, Ханты-Мансийский Банк «Открытие», банки «Санкт-Петербург», «Уралсиб», «Ак Барс», Связь-Банк, «Югра», «Зенит», «Петрокоммерц», МДМ Банк, Бинбанк, «Глобэкс», МТС-Банк, Новикомбанк, «Возрождение», Абсолют Банк, Московский Индустриальный Банк, Совкомбанк, а также попавшие под санкции банк «Россия», Собинбанк, СМП Банк и РНКБ.

Восемь из них – ВТБ, Газпромбанк, Россельхозбанк, «Российский Капитал» и четыре попавших под санкции банка – получат средства в капитал первого уровня через механизм ОФЗ. Общий объем ОФЗ для докапитализации этих банков составляет 527,4 млрд рублей.

Банки получат средства в размере 25% от их собственного капитала. В частности, АСВ купит привилегированные акции банка ВТБ с учетом других банков, входящих в группу ВТБ, таких как ВТБ 24 и Банк Москвы, на сумму 307,4 млрд рублей.

Первые пять банков госпомощь уже получили. 28 апреля АСВ предоставило Совкомбанку субординированный заем на сумму 6,3 млрд рублей. 26 мая – банку «Петрокоммерц» на сумму 9,6 млрд рублей и банку «ФК Открытие» на сумму 55,6 млрд рублей. Наконец, 9 июня – Московскому Кредитному Банку на сумму 20,2 млрд рублей и банку «Ак Барс» на сумму 12,1 млрд рублей.

25 июня на годовом собрании акционеров ВТБ будет принято решение, которое позволит банку провести эмиссию. Соответственно, к середине июля у банка будут все шансы докапитализироваться.

Для банков интерес понятен – в условиях санкций и ограниченных возможностей получать средства из-за рубежа государство позволяет банковской системе нормально работать, кредитуя российскую экономику.

Для государства эти деньги не потеряны. Оно получает акции, которые могут быть реализованы при нормализации ситуации. Напомню, что акции ВТБ, приобретенные государством в 2009 году по цене 4,82 копейки, были реализованы в ходе SPO 2011 года по цене почти в два раза выше (9,15 копейки за акцию).

Отдельный вопрос – требования, которые выдвигаются при распределении средств АСВ. Эти условия выглядят явно не продуманными. Первоначально планировалось, что кредитование в банках, которые получат помощь государства, должно расти на 1% в месяц, и это – в условиях сжатия кредитного рынка! Для справки: за пять месяцев 2015 года корпоративный кредитный портфель российских банков сократился на 2,2%, розничный – на 4,9%.

У Совкомбанка, который получил помощь первым, еще в апреле, корпоративный кредитный портфель за май сократился на 40,3% (!), розничный – на 1,6%. При этом просроченная задолженность в корпоративном кредитном портфеле выросла за май на 5,7%, в розничном – на 14,6%.

Из-за высоких процентных ставок и экономического спада спрос на кредит снизился. Банки, получившие средства АСВ, должны смягчить условия отбора заемщиков, что неизбежно приведет к ускорению роста «плохих» долгов.

Кроме того, фонд оплаты труда (ФОТ) банков – получателей помощи должен быть заморожен. Между тем высокий уровень инфляции (15,6% на 8 июня) вынуждает повышать зарплату квалифицированного персонала.

Требования, предъявляемые к получателям госпомощи, должны быть изменены с учетом «новой нормальности». Программа докапитализации задумана в целом правильно, других вариантов для продолжения кредитования экономики нет. Но программа нуждается в доработке, чтобы не вышло «по-черномырдински»: «Хотели как лучше, а получилось как всегда».

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции