В правительстве развернулась настоящая публичная аппаратная война за федеральный бюджет на ближайшие три года. Обычно бюджетные войны в государствах с таким политическим устройством, как в России, начинаются, только если у страны реально мало денег. По многим признакам сейчас именно такой случай.

25 июня правительство обсуждало и, по версии министра финансов Антона Силуанова, одобрило предложенные Мифином параметры федерального бюджета 2016–2018 годов. В кризис 2008–2009 годов у нас временно отказались от трехлетнего бюджетного планирования. Но сейчас, с учетом того, что трехлетние бюджеты (как и бюджет на каждый текущий год) все равно приходится корректировать до неузнаваемости по ходу пьесы, стараются хотя бы приблизительно планировать доходы и расходы на ближайшую перспективу. А политические изгибы с перегибами составители бюджета все равно предсказать не в силах.

Минфин, как главный «писатель» бюджета, закладывается на то, что с доходами в ближайшие три года у нас будет плохо. Нефть существенно не подорожает. Санкции могут не отменить. Бурного роста экономики не предвидится. Именно поэтому Минфин предложил вообще не индексировать пенсии, социальные выплаты и пособия в 2015 году, а в следующие три года индексировать их по тем прогнозам инфляции, которые были заложены в бюджет 2015–2017 годов еще до кризиса.

Финансовое ведомство предложило проиндексировать пенсии, социальные выплаты и пособия на уровне, учтенном в бюджете 2015–2017 годов, а именно: на 5,5% в 2016 году, на 4,5% – в 2017-м, а в 2018 году – на целевой ориентир ЦБ по инфляции в 4%. По реальному прогнозу, в 2016 году пенсии надо поднимать на 11,9%. На этом сокращении государство рассчитывает сэкономить за три года 1,6 трлн рублей, из них 329 млрд – в 2016-м. Кроме того, по мнению финансового ведомства, индексация пенсий на уровень реальной инфляции еще больше разгонит рост цен. И тогда этот «сверхплановый» рост цен все равно съест доходы тех же самых пенсионеров.

Совершенно не факт, что инфляция так сильно снизится в 2017 и 2018 годах, как рассчитывают Минфин и ЦБ. Без существенного роста ВВП единственной причиной значительного замедления инфляции может быть только падение доходов и покупательской способности граждан. А пенсионеры и получатели социальных выплат в России и без того, прямо скажем, не самая зажиточная часть населения.

Помимо отмены индексаций пенсий в 2015 году, Министерство финансов предложило другие меры жесткой экономии. Увеличить выслугу лет для военной пенсии с 20 до 30 лет. Сократить число госслужащих еще на 10%. Взимать страховку по обязательному медицинскому страхованию с неработающих. Начать постепенное увеличение пенсионного возраста.

Фишка в том, что Минфин намерен в течение ближайших трех лет ежегодно сокращать размер дефицита бюджета. В следующем году он должен составить 2,4% ВВП, в 2017 году – 1,9% ВВП, в 2018-м – 0,7% ВВП. Для сравнения: на 2015 год запланирован дефицит бюджета в 3,6% ВВП, а пока с начала года он вообще подбирается к отметке 5%.

Но самое интересное началось после заседания правительства. Заявление министра финансов РФ Антона Силуанова об индексации пенсий на 4–5,5% в ближайшие три года не соответствует действительности, сообщила журналистам вице-премьер правительства РФ по социальной политике Ольга Голодец. «Минфин внес предложения об ином порядке индексации пенсий, предложение было внесено, и установлено решение, каким образом мы готовим бюджет», – сказала она. Ранее и сама Голодец, и министр труда Максим Топилин высказались категорически против экономии на социальных выплатах. Однако социальный блок правительства почему-то не выступал против заморозки пенсионных накоплений работающих россиян два года подряд и отправки части этих накоплений в прошлом году на экстренное финансирование Крыма, который в первоначальном варианте бюджета на 2014 год по понятным причинам отсутствовал.

Еще одним признаком того, что в России не очень хорошо с деньгами, стала странная динамика курса рубля на уходящей неделе. Впервые за долгое время наша национальная валюта слабела в момент очередного налогового периода, когда предприятиям особенно нужны рубли для выплаты налогов. При этом в ходе валютных торгов 24 июня был отмечен рекордный за полгода спрос на доллары без достаточно внятных объяснений такого спроса. Банк России продолжает активно наращивать золотовалютные резервы, что не очень вяжется с политикой свободного курса, – будто готовится к худшему.

Понятно, что Минфину лучше заложить в бюджетные проектировки на три года самые худшие сценарии, а потом радостно рапортовать, что все оказалось «ужас», но не «ужас-ужас». Понятно, что социальному блоку правительства очень неприятно проигрывать новое аппаратное сражение Минфину – отменить полностью накопительные пенсии не удалось, а теперь не удается отстоять прежний размер индексации социальных выплат. Но общий политический и экономический контекст, на фоне которого разворачивается бюджетная война, оставляет мало сомнений в том, что ожидать бурных денежных потоков нашей казне не приходится. А тут еще подготовка к чемпионату мира по футболу и начавшиеся дефолты регионов, у которых «дырка от бюджета» становится нормой существования.

В общем, мы с вами еще не раз в обозримом будущем можем узнать о мерах экономии денег в социальной сфере, образовании, медицине. Особенно с учетом того, что экономить на военных расходах страна явно не собирается.