Сразу несколько бюро кредитных историй отметили в последние полгода тенденцию по подключению к своим сервисам нефинансовых организаций. Написавшие об этом «Известия» делают вывод, что мы имеем дело с новым словом в области отбора кандидатов для замещения вакантных должностей. Резюме и рекомендации – прошлый век. Сейчас бумажкам никто не верит, а все верят истории обслуживания потребительских кредитов – особенно для тех категорий сотрудников, от которых требуется быть материально ответственными и финансово аккуратными.

Все это очень правильно. Еще когда был принят закон о кредитных бюро и первые из них начинали свою работу в России, их создатели предсказывали, что собираемая информация будет пользоваться спросом не только у банков, но и у других институтов, работающих с населением. Правоохранительным органам, налоговикам, продавцам дорогостоящих товаров, предлагающих рассрочку, страховщикам – всем, кто работает с широким кругом населения и чья работа нуждается в психологическом портрете клиента, может быть полезна кредитная история отдельного гражданина. Ну и работодателям, конечно, куда же без них. Ведь это им приходится ломать себе голову каждый раз, когда срочно нужен «работник – повар, конюх и плотник».

В итоге год назад были приняты поправки в закон «О кредитных историях» (189-ФЗ), согласно которым любое юридическое лицо могло при наличии согласия субъекта кредитной истории получить информацию о наличии у него займов и о том, является ли он злостным неплательщиком. Добросовестным заемщикам в итоге хорошо, недобросовестным – фиолетово, потому что согласия на доступ к своей кредитной истории они, конечно, не дадут.

Ближайшее знакомство с темой, однако, показало, что все не так просто и устойчивого рынка, где работодатели выступали бы покупателями кредитных историй, пока нет. Да, не исключено, что некоторые бюро уже начали делиться с нефинансовыми юрлицами кредитными историями. А в банках и финансовых компаниях такая практика могла применяться и задолго до принятия поправок годичной давности. Тем не менее до сих пор такие запросы являются скорее единичными, чем массовыми, потому что крупнейшие бюро кредитных историй свои «лавки» для нефинансовых юрлиц еще не открыли, а без них рынка не создать.

Проблема заключается в проверке подлинности этих самых согласий от субъектов, которые поступают от нефинансовых юрлиц. Все организации, поднадзорные ЦБ, здесь оказались в привилегированном положении, потому что за ними следят и надзирают. В случае предоставления ими подделанного согласия им мало не покажется: лицензия стоит дорого. А вот на остальные компании у ЦБ такого влияния нет. И потому то, что некоторым из них все же выдают кредитные истории, является скорее исключением из правил. Чтобы разрулить ситуацию, ЦБ выпустил указание «О порядке проведения бюро кредитных историй проверки соблюдения пользователем кредитной истории, не относящимся к числу лиц, в отношении которых Банк России осуществляет контроль (надзор), условия наличия согласий субъектов кредитных историй на получение кредитного отчета». Минюст зарегистрировал документ 19 июня, но в действие он еще не вступил. Так вот, это указание определяет, что указанная проверка подлинности согласия производится БКИ раз в три года путем сверки оригинала с электронным документом. То есть, по сути, бюро кредитных историй должно физически обладать оригиналом такого согласия. И только это избавит его от претензий субъекта (и ЦБ), если окажется, что кредитная история была выдана неправомерно.

В итоге вышло, что для нефинансовых юрлиц получение кредитной истории сейчас (и в будущем) связано с такими сложностями, что у заинтересованных есть два выхода. Или передавать вместе с запросом оригинал согласия (именно на таких условиях, например, готово работать с нефинансовыми организациями крупнейшее БКИ – Национальное бюро кредитных историй). Или запрашивать у кандидатов на замещение вакансий вместо согласия на получение кредитной истории саму историю. Вы же знаете, что субъекту она должна предоставляться раз в год бесплатно. Ну вот и несите. Без нее не возьмем.

В общем, то, что раньше выглядело как справедливое преимущество для обладателей «незапачканных» кредитных историй, при поиске места работы может превратиться в дополнительную головную боль. И как человека, который в настоящее время имеет трудовую книжку на руках, меня это почему-то не радует.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции