Антипродовольственные антисанкции способствуют инфляции и обнищанию населения. Надо принимать меры, которые наиболее эффективны, а не те, которые больно ударяют по собственному населению.

22 июня вероломно, без объявления войны, Евросоюз продлил антироссийские санкции на полгода. В ответ на этот акт беспримерного кощунства Россия продлила антипродовольственные антисанкции на целый год.

Антисанкции — инструмент протекционизма, используемого для защиты национального производителя. В принципе, они должны ослабить негативный эффект от вступления России в ВТО. Но, разумеется, основная цель антисанкций не защита национального производителя, а возмездие. Однако эффективность этого возмездия напоминает известную шутку про бомбардировку Воронежа. Или про унтер-офицерскую вдову, которая сама себя высекла. Антисанкции наносят вред преимущественно россиянам. Рассмотрим прямые эффекты от продовольственных антисанкций. Самый очевидный прямой эффект — снижение импорта. С одной стороны, снижение импорта ослабляет рецессию. С другой стороны, способствует укреплению национальной валюты. И, наконец, способствует импортозамещению. Казалось бы, одни плюсы. Однако тут к месту знаменитое черномырдинское «хотели как лучше, получилось как всегда». Потому что «гладко было на бумаге, да забыли про овраги, а по ним ходить».

Помимо полезных прямых эффектов, у антисанкций немедленно обнаружились побочные вредные эффекты. Причем суммарный негативный эффект антисанкций, оказываемый на российскую экономику, оказался явно сильнее их влияния на экономику Евросоюза. Это только в физике действие равно противодействию, а в экономике бывает, что действие — на копейку, а противодействие — на рубль. Такое впечатление, что при принятии решений об антисанкциях не был проведен экономический анализ, они принимались спонтанно и импульсивно.

Вот как комментировали антисанкции представители российского истеблишмента. Секретарь Общественной палаты Александр Бречалов заявил: «К росту цен на продовольствие это не приведет». А вот что сказал замминистра сельского хозяйства Дмитрий Юрьев: «Оценок по глобальному росту цен мы не видим. Если и возможны какие-либо колебания, то это колебания на локальных рынках, вызванные либо временным затруднением на замещение продовольствия, либо фактическим поведением отдельных компаний, пытающихся заработать на данной ситуации». Наконец, вице-премьер РФ Аркадий Дворкович 13 августа прошлого года заявил в интервью «России 24»: «[…] никаких оснований для избыточного роста цен нет. […] Рассчитываем, что скачка цен не будет». Каковы негативные эффекты антисанкций? Основной негативный эффект — рост цен. Снижение предложения товаров способствует инфляции. В итоге героическая борьба ЦБ с инфляцией существенно затрудняется, ослабляется способность регулятора снижать ключевую ставку. Таким образом, антисанкции способствуют сохранению высоких кредитных ставок. Конечно, у всплеска инфляции есть и более мощный источник — девальвация, являющаяся следствием западных санкций и падения цены нефти. Рост инфляции ведет к обнищанию населения. Обнищание населения наносит удар по банкам, специализирующимся на необеспеченном потребительском кредите, ведь нищие не могут обслуживать свои долги. В итоге стремительно растут «плохие» долги и убытки банков, возрастает вероятность кризиса розничного кредита.

Из-за антисанкций происходит не столько импортозамещение, сколько импортозаменение: россияне получают более дорогие и менее качественные импортные товары из стран, не попавших под санкции. Эти товары ранее вытеснялись более дешевыми и более качественными товарами из стран-«санкционеров». Также активно осуществляется реэкспорт — запретные продукты доходят до стола россиян через третьи страны. Все помнят про бум деликатесных морепродуктов из Белоруссии.

Антисанкции снижают благосостояние населения, продукты питания становятся дороже, а их ассортимент сокращается. Параграф 1 статьи 7 Конституции РФ гласит: «Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека».

Теоретически продовольственные антисанкции должны способствовать росту национального аграрного сектора из-за импортозамещения. Однако аграрии — среди лидеров по просрочке. Разрушительные эффекты инфляции, девальвации и неподъемно высоких кредитных ставок оказываются для аграриев более существенными. Для роста производства нужны инвестиции, а они сокращаются из-за запретительно высоких кредитных ставок.

Антисанкции — ловушка для тех, кто ринулся в ниши, освобожденные импортерами. В случае отмены антисанкций эти ниши станут могилами для наивных ловкачей. Уж если вводить антисанкции, было бы разумно запретить импорт из стран-«санкционеров» тех товаров, исчезновение которых не вызвало бы всплеска инфляции и не ударило бы по основной массе населения. Например, можно было бы запретить импорт из стран ЕС предметов роскоши, включая автомобили представительского класса. Но понятно, что эта мера ударила бы по высокопоставленным чиновникам и депутатам. Другое разумное направление антисанкций — товары, вредящие здоровью: алкоголь и табак. Но и эта совершенно очевидная группа удивительным, но вполне объяснимым образом не попала под запрет.

Кроме того, антисанкции ударили преимущественно по слабым странам Евросоюза, а не по его «ядру» — Германии и Франции. А ведь основной вес при принятии решений в ЕС имеют эти страны. Запрет на импорт лимузинов нанес бы основной удар по Германии. В результате же наиболее сильный удар был нанесен по Литве, снабжавшей своей молочной продукцией Россию, значительный ущерб был нанесен Финляндии, Эстонии и Польше. А лидеры ЕС от российских антисанкций пострадали лишь в слабой степени. Надо принимать меры, которые наиболее эффективны, а не те, которые больно ударяют по собственному населению.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции