С мая, когда стало известно об исчерпании фонда страхования вкладов, не могу определить, велики ли риски несрабатывания всей системы страхования или их можно считать незначительными.

Вопрос этот для меня можно считать праздным, поскольку никогда я не клал денег на срочный вклад в таких суммах, чтобы начать о них серьезно беспокоиться, – это во-первых. А во-вторых, я еще с середины 90-х годов прошлого века являюсь убежденным сторонником системы страхования вкладов (тогда она называлась в проекте системой гарантирования вкладов) и уверен, что государство (то есть чиновники, конечно), однажды поняв пользу системы страхования, никогда не допустят ее краха. Потому это скорее просто упражнение для головы. Головоломка расчета вероятностей.

Хотя для тех же чиновников система страхования вкладов является вещью необходимой с точки зрения их спокойствия, но споры вокруг того, как именно им наполнить систему деньгами, могут оказать не самое благоприятное воздействие на АСВ. Пока совет директоров АСВ только запросил и получил согласие от Банка России на выделение в случае необходимости 110 млрд рублей для пополнения фонда. При этом в самом АСВ подчеркивают, что средств на текущие выплаты вкладчикам банков, чьи лицензии были отозваны, у агентства хватит. На днях в АСВ сообщили, что до сентября в любом случае дополнительных средств для выплат не понадобится и в ЦБ они обращаться не планируют.

Уверенность, с которой в АСВ говорят о том, что им хватит средств до осени, не может не радовать. Но, с другой стороны, нормы закона «О страховании вкладов» не позволяют агентству прогнозировать объем достаточности фонда более чем на две недели. Именно такой срок (минимальный среди всех стран, где действуют аналогичные институты) отводится на выплату компенсаций вкладчикам банков после отзыва лицензии. Если предположить, что достаточно крупный банк с объемом обязательств перед частными лицами в 50–100 млрд рублей лишится лицензии (а таких банков в России около 40), то оставшихся средств фонда, даже с учетом квартальных поступлений и средств от реализации активов банкротов, вряд ли на всех хватит.

Конечно, в АСВ знают обо всех «тонких» местах банковской системы. Сейчас уже, наверное, можно говорить, что после продажи «Уралсиба» МКБ самый крупный риск несостоятельности «системообразующих» институтов отодвинулся. Но из 50 крупнейших банков 24 получили убыток по итогам I квартала и всего 17 банков смогли избежать сокращения активов. В такой экономической ситуации зарекаться от худшего развития событий можно, только обладая определенными заверениями со стороны регулятора.

Есть и еще одна успокоительная мысль на эту тему. Тот же Банк России, принимая решение об отзыве лицензии у очередного банка, должен будет считаться с тем, что расплачиваться с вкладчиками ему придется отныне из своего кармана в течение двух недель. Монополия на печатный станок в таких случаях нисколько не помогает.

При таких условиях риски пробуксовывания системы страхования можно считать несущественными. Равно как и риски усиления режима расчистки банковского сектора от «сорняков». Хотя начало июля принесло еще четыре отозванных лицензии, можно рассчитывать, что по меньшей мере до конца лета серьезных решений по крупным игрокам приниматься не будет. Машина будет мотивированно отдыхать.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции