Центральный банк ввел ограничения максимальной ставки по потребительским кредитам. Теперь ее нельзя сделать больше, чем средняя по рынку плюс 1/3. И, с одной стороны, это хорошо. А с другой — плохо. Но так плохо, что даже… хорошо?

С 1 июля ЦБ регламентирует ценообразование в потребительском кредитовании. Считает среднюю ставку по рынку и не разрешает кредитовать под процент выше, чем средняя ставка по конкретному виду кредитования плюс 30% этой ставки. Положительный момент заключается в том, что, по идее, должны исчезнуть сверхдорогие потребительские кредиты, а кредитная нагрузка заемщиков должна снизиться. Но это в теории. А на практике, кажется, выйдет или никак, или наоборот.

Давайте представим: в банк приходит заемщик. Он – молодец. У него хорошая кредитная история, официальный доход, социодемографические данные рекомендуют его с положительной стороны. Для него ничего существенно не поменяется. Банк и так предложит ему или среднюю ставку, или – если уж очень хочется заполучить качественного клиента – даже ниже средней по рынку.

Следом за этим заемщиком в банк приходит другой, чуть похуже. Не страховал свой автокредит, работу потерял, пару платежей пропустил. Вроде выровнялся, но хочет рефинансирования и оптимизации расходов. Работает на новом месте. Половину зарплаты получает «в конверте». Словом, все, как обычно. По идее, такой клиент – несет риски. Вдруг у него опять какой-нибудь коллапс случится? Раньше банк «зашивал» эти риски в ставку и мог кредит одобрить. Теперь «зашить» не удастся, а значит, клиенту придется отказать. А как? Резервировать средства надо на клиента? Надо. Убытки в случае чего покрыть надо? Надо. А из каких?

И тут два варианта. У заемщика включается инстинкт самосохранения, и, раз уж кредит не дали, он снижает свою кредитную нагрузку самостоятельно. Выкручивается, ищет пути минимизации расходов, на необходимое копит.

Второй вариант – клиенту все равно нужны деньги. И он идет туда, где их дают, традиционно сотрудничая с более высокорискованными клиентами, чем «классические банки». В МФО, КПК, к черным брокерам или даже в ломбард. Отчего кредитная нагрузка этого заемщика не уменьшается, а, напротив, растет. И в абсолютных цифрах, и в каких угодно еще. Даже 70% годовых в банке – это не 0,5–2% «дневных» в МФО.

Если включить совсем уж оголтелого оптимиста, можно подумать: ну вот и хорошо, научится тот самый среднестатистический россиянин обходиться без кредитов. Но в реальности-то второго типа банковских отказников будет подавляющее большинство. И вместо решения проблемы сверхзакредитованности мы получим обратный эффект.

Так что, может, и не стоит ЦБ торопиться пристрастно оценивать те банки, которые пошли на небольшую хитрость. Формально соблюдая новое правило о средней ставке, «задирают» ее на первом этапе кредитования и снижают в дальнейшем. Это хоть какой-то способ отбить «страховой случай», если что, кредитовать среднего клиента для самой организации и путь получить цивилизованный кредит для заемщика. Только бы не в минус для бюджета домохозяйства. Но кредитное самосознание и умение одалживать в банках – совершенно отдельная тема.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции