Кризис шагает по планете. Даже всегда осторожный в оценках глава АРБ Гарегин Тосунян признал, что банковская система еще не достигла дна. В таких условиях законсервированный вопрос валютных кредитов и их обслуживания перестал быть монополией ипотечников, обрел общебанковский и даже международный характер.

Однако найти взаимоприемлемый, устраивающий всех выход из ситуации никто пока не в силах. Все попытки договориться полюбовно оканчиваются или ничем, или временным успехом одной из сторон, обладающей лучшими лоббистскими возможностями. Потом суд (или апелляция) – и возвращение статус-кво.

Пример Украины, где депутаты попытались разрубить гордиев узел, приняв законопроект, обязывающий банки реструктурировать валютные кредиты по курсу на день заключения договора, очень хорош для того, чтобы показать, как не надо делать и к чему может привести попытка полностью удовлетворить требования заемщиков. Проект был плох еще в марте, когда комитет Верховной рады по вопросам финансовой политики и банковской деятельности сообщил о его бесперспективности, поскольку в рамках подготовки к соглашению с МВФ Украина приняла обязательство о недопущении реструктуризации валютных займов. Но в июле история повторилась, и проект был принят в трех чтениях. «Стоить» он будет 95 млрд гривен, или 4,3 млрд долларов, что неподъемно для наших соседей. Разумеется, Петр Порошенко уже сделал заявление о том, что наложит вето на закон.

Вопрос, что России до Украины. Но у нас тоже с национальной валютой не все в порядке, а дурной пример заразителен. Впрочем, может, пример с украинских депутатов никто и не брал (степень взаимного неуважения между нашими государственными органами известна), просто совпало так. Но не далее как на прошлой неделе Дмитрий Медведев сообщил, что «относительно недавно» подписал постановление о преобразовании валютной задолженности по отдельным субъектам в рублевую. «Мы определили порядок, по которому происходит такая реорганизация задолженности, будем принимать эти решения и в дальнейшем», – сообщил премьер-министр на совещании по поддержке регионов.

При ближайшем рассмотрении, конечно, выяснилось, что речь может идти о достаточно невысоких суммах для политически важных сейчас субъектов. По данным Минфина, на 1 июня внешний долг регионов и муниципальных образований составлял (в рублевом эквиваленте) 23,995 млрд рублей. Сюда входят как кредиты, полученные регионами от иностранных банков, так и «иные долговые обязательства». Основным (и чуть ли не единственным) заемщиком здесь является Москва – за ней числится 23,6 млрд рублей кредитов, привлеченных в иностранных банках. Остаток регионального внешнего долга в размере 333,9 млн рублей «висит» на Республике Крым. Скорее всего, последний случай и имелся в виду, когда Медведев говорил об «отдельных субъектах» (куда уж «отдельнее»). Народ у нас (и валютные заемщики как неотъемлемая его часть) все понимает, поддерживает и одобряет. Часто даже голосует так, как нужно, а не так, как ему хотелось бы. Знает про остроту момента и усиление борьбы. Но, мне кажется, есть вещи, которые лучше не озвучивать сейчас и не распространять. Постановление о преобразовании валютной задолженности в рублевую – из таких случаев.

АИЖК сейчас как раз бьется над новыми условиями сотрудничества с банками по проблеме реструктуризации проблемной (в том числе валютной) ипотеки. Крупнейшие ипотечные кредиторы «Сбер» и ВТБ 24 подписывать соглашение не хотят. Тем временем РБК сообщает о том, что валютные заемщики уже получили более 170 исков от банков о взыскании долгов, ждут еще 500. Банки пикетируют по-прежнему.

В общем, сложно все. В такой ситуации сообщать о реструктуризации (по сути) валютного долга «отдельных субъектов», да еще и анонсировать «дальнейшие решения», мне кажется, просто жестоко. По меньшей мере, надо подробнее объяснять, что имелось в виду.

Кажется, у Варлама Шаламова в одном из рассказов голодающие зеки убили своего товарища за запах колбасы изо рта. Потом, конечно, выяснилось, что там была одна шкурка, но жалеть никто никого не стал.

...И нет, я не валютный ипотечник.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции