В банковском секторе стремительно разрастается раковая опухоль санируемых банков. Их совокупные активы достигли 3,5 трлн рублей. Причем они растут гораздо быстрее активов банковского сектора: если годовой рост активов банковского сектора на 1 июня составил 18,1%, то годовой рост активов санируемых банков – 42,3%. Соответственно, растет и доля санируемых банков в активах банковского сектора: за год она выросла с 4% до 4,9%. Однако этот рост обусловлен не успехами терапии, а отправлением на принудительное лечение достаточно крупных банков. Так, с 20 декабря 2014 года санируется банк «Траст», занимавший на 1 декабря 28-е место по активам.

Хотя корпоративный кредитный портфель санируемых банков и составляет всего 4,5% кредитного портфеля банковского сектора, однако в нем сконцентрировано 27,1% просроченной задолженности банковской системы.

Кампания по зачистке банковского сектора, начавшаяся с отзыва лицензии Мастер-Банка 20 ноября 2013 года, вызвала резкое сокращение фонда страхования вкладов. У банков – участников ССВ за 2014 год была отозвана 61 лицензия, тогда как за 2013 год – 27. Объем выплат страхового возмещения увеличился со 103,9 млрд рублей в 2013 году до 202,4 млрд в 2014-м. Одна из причин быстрого роста группы санируемых банков – стремительное сжатие фонда страхования вкладов АСВ.

30 июня 2014 года Владимир Путин сказал Эльвире Набиуллиной: «…Все-таки ваши действия должны соотноситься с возможностями этого агентства (АСВ. – Прим. автора)». Ранее ЦБ выбирал между отзывом лицензией и санацией исходя из трех критериев. Первый – системная значимость: вызовет ли отзыв лицензии эффект домино? Второй – вовлеченность в криминальные операции: занимался ли банк отмывом, и если да, то в каких масштабах? Третий – экономическая целесообразность: какой вариант обойдется государству дешевле? Теперь же основным критерием стал размер фонда страхования вкладов. Если банк привлек так много вкладов, что в случае отзыва лицензии возникнет угроза дефолта АСВ, ЦБ вынужден отправлять банк на санацию, даже если он совсем гнилой и санация экономически бессмысленна.

В 2009 году один известный экономист, работавший в банке «Траст», рассказал мне, что руководство банка, накачивая явно неэффективный банк вкладами, применяло стратегию too big to fail: раздуть банк вкладами до «непотопляемого» размера. И действительно, «гнилой орешек» не лишился лицензии, а отправился на санацию.

Между тем в фонде страхования вкладов вряд ли что-то осталось. На сайте АСВ информация о состоянии фонда стыдливо исчезла. Сообщения о предоставлении АСВ кредита ЦБ пока нет.

Из-за стремительного сокращения фонда страхования вкладов несколько банков, явно достойных отзыва лицензии, были направлены на санацию. В их числе – Мособлбанк, мошеннически собравший более 70 млрд рублей неучтенных вкладов. Его убыток по МСФО за 2014 год составил 131,5 млрд рублей, капитал банка на конец 2014 года – минус 116,7 млрд рублей. Если бы у банка отозвали лицензию, расходы государства свелись бы к выплатам вкладчикам в размере менее 20 млрд рублей. Между тем на его санацию государство уже направило в виде кредитов ЦБ 129,2 млрд рублей. Перспективы возврата этой суммы с учетом финансового положения Мособлбанка туманны. К числу «напрасно санированных» относится и «Траст».

Финансовое состояние ряда санируемых банков ухудшается. В мае массово нарушали нормативы санируемые Мособлбанк и входящие в его группу Инресбанк и Финанс Бизнес Банк, «Траст», «Кедр» и «Бинбанк Кредитные карты» (бывший Москомприватбанк Игоря Коломойского), Тимер Банк (бывший «БТА Казань») и «Таврический». Неоднократно нарушал нормативы и Рост-Банк. Почему-то нет информации о нарушении нормативов санируемым Фондсервисбанком, хотя на 1 мая его капитал был отрицательным и составлял минус 0,5 млрд рублей.

На 1 июня отрицательным был капитал по меньшей мере у пяти из 18 санируемых банков: у Мособлбанка — минус 115,7 млрд рублей, у Рост-Банка — минус 21,3 млрд рублей, у «Траста» — минус 6,2 млрд рублей, у Инресбанка — минус 4,7 млрд рублей, у Финанс Бизнес Банка – минус 0,7 млрд рублей. У Фондервисбанка отчетность на 1 июня отсутствует на сайте ЦБ, однако на 1 мая капитал был также отрицательным и составлял, как было сказано выше, 0,5 млрд рублей.

По существу, многие санируемые банки превратились в «плохие банки». Некоторые банки-санаторы используют своих подопечных как помойные ведра для плохих активов. Также санируемые банки – удобный инструмент для обхода санкций, если под них попал санатор. Наличие санируемого банка – индульгенция для банка-санатора: можно безудержно грешить, списывая грехи на подопечный банк, которому позволено безнаказанно нарушать инструкции Банка России.

Группировка санируемых банков будет пополняться. Среди наиболее вероятных кандидатов – банк «Связной» (136-е место по активам на 1 июня), доходность облигаций которого стабильно превышает 100% годовых. «Связной» неоднократно нарушал нормативы в мае.

Очень уязвимы розничные банки. Галопирующая инфляция и рост закредитованности заемщиков способствуют снижению платежеспособности населения, ухудшению платежной дисциплины и ускорению роста «плохих» долгов. Ожидаемый из-за рецессии рост безработицы может вызвать кризис розничного кредита или, по крайней мере, нанести еще более тяжелый удар по розничным банкам. На 1 июня 2015 года они были в числе лидеров банковского сектора по убыткам. Более того, в декабре 2014 года «Траст» отправился на санацию. Негативные процессы развиваются и в «Русском Стандарте» – убыток банка на 1 июня достиг 5,9 млрд рублей, просрочка в его розничном кредитном портфеле выросла до 31,2%.

Среди причин стремительного разрастания кладбища зомби-банков – безответственность собственников банков. Банк может вести сколь угодно рискованную политику, расходы государства на санацию разорившегося банка могут быть космическими, но при этом экс-собственник банка может спокойно гулять на свободе. Долгое время вопиющим примером был экс-владелец Мособлбанка Анджей Мальчевский, но недавно он отправился в места не столь отдаленные. А вот другой пример: расходы государства на санацию банка «Глобэкс» составили 87 млрд рублей, а его экс-собственник строит новую финансовую империю.

Для выправления ситуации необходимо, во-первых, пополнить фонд страхования вкладов за счет кредита ЦБ до уровня, соответствующего показателю достаточности фонда не менее 5%. Размер фонда не должен ограничивать ЦБ в выборе между отзывом лицензии и санацией. Во-вторых, следует повысить ответственность собственников банка за доведение его до банкротства. Наконец, следует при санации использовать мировую практику: применять не только bail out (спасение банка за счет аутсайдеров, например государства), но и bail-in (спасение банка за счет кредиторов, в том числе и вкладчиков), как это было сделано на Кипре. Например, депозиты частично были конвертированы в акции банка. Другой вариант — частичное списание долга. Разумна смесь bailout'а и bail-in'а — субсидии со стороны государства сопровождаются конвертацией долга или его частичным списанием. Более гибкая политика позволит снизить колоссальные расходы государства, связанные с санацией банков.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции