Какие не имеющие к кредитной истории факторы принимают во внимание банки, решая, выдать вам новый кредит или нет?

Будущее, кажется, наступило. Да, вот так незаметно. Исподволь. Многое из того, что в конце восьмидесятых годов прошлого века показывали в фильмах science fiction, сегодня уже ничего такого, обычные дела. Взять тот же скайп. Сейчас он есть у каждой домохозяйки, а тогда, в «Робокопе», иначе как чудо техники не воспринимался. Поэтому удивляться тому, что банки используют новые технологии на ниве андеррайтинга, вроде как даже неприлично. Но все равно удивительно. Но тем не менее их используют и дают (кредит) буквально по физиономии. Точнее, по паспорту, кредитной истории и физиономии.

Как брать изволите? Если клиент приходит в банк «своими ногами», тут вроде само собой разумеется, что ему надо выглядеть прилично, опрятно, хорошо пахнуть и вообще «производить впечатление». В скрипте кредитного менеджера галочка про внешний вид существует в любом случае. И любимая домашняя рубаха с трениками на пару могут поставить крест даже на кредитке с лимитом в 50 тыс. рублей.

Но ведь есть целая история по тому, как клиент оставляет заявку в Интернете. Оказывается, заполняя электронную форму у себя дома, в офисе или электричке метро, тоже можно как-то «выглядеть». Как вычисляют мошенников?

По IP-адресу. При множественных заявках с одного IP-адреса банк начинает подозревать неладное. Даже если их не 100 и не 200, а всего лишь 30 и, следовательно, их мог оставить один человек. Что это означает? Что ему ну ОЧЕНЬ нужны деньги. А это обычно не очень хорошо.

По cookies. Тянут за собой шлейф информации. Если человек до этого был на сайтах других банков или черных брокеров либо искал что-то вроде «как взять кредит в банке и не отдать его», шансов получить одобрение по электронной заявке не так много.

По скорости заполнения заявки. Если заявку печатают быстро – хорошо. Значит, человек владеет компьютерной печатью. Но если это делают молниеносно – значит, есть вероятность, что по ту сторону экрана мошенник. Нормального человека каждая новая форма заставляет задуматься, хотя бы вспомнить номер и серию паспорта или поискать диплом в шкафу. Кроме того, если человек ввел сумму кредита, потом стер ее, потом снова ввел – тоже «сигнал». Не знает, сколько ему нужно? А может, вообще не нужно?

Биометрия. Биометрия, или скоринг по фотографии, – это еще одно ноу-хау последнего времени. Что-то вроде цифровой физиогномики с финансовым уклоном. Мол, клиенты с таким типом лица на 0,0001% чаще выходят на дефолт с четвертого по шестой месяц кредитования. Пожалуйста, учтите и все такое. И хотя никто не претендует на лавры Карла Ясперса, всерьез готовы «гадать по лицам» крупнейшие банки страны. Более того, около 20 кредитных организаций уже используют биометрический скоринг в своей работе, а три из четырех крупнейших БКИ разрабатывают специальные модели для тех, кто пожелает к ним присоединиться. Интересно, если такой скоринг начнет играть серьезную (пусть и вспомогательную) роль, каковы будут шансы получить кредит у человека с таким же типом лица, как, скажем, у Николая Валуева? Одежду-то хотя бы для похода в банк можно сменить, а вот лицо – не получится.

Друзья и родственники Кролика. А вот скоринг по социальным сетям уже не кажется чем-то экзотическим. Может, только отчасти (простите за тавтологию) в той части страны, где аккаунты есть далеко не у каждого среди экономически активного населения. А если и есть, то, например, только в посконных и домотканых «Одноклассниках». И тут хорошо, чтобы аккаунт:

– был назван реальным именем,

– был старым,

– был заведен на почту с коротким именем перед собакой,

– чтобы друзей в нем было больше,

– чтобы друзья были «хорошие»,

– чтобы информации о вредных привычках в аккаунте не было.

Точной цифры скроллов вашей ленты в том же Facebook при банковском скоринге я не назову. Но, похоже, «следить за речью» нужно чуть ли не со дня регистрации. Но это еще куда ни шло.

Скоринг по социальным связям – вот что интересно. Это еще со времен Александра Сергеевича нашего Грибоедова разговоры про социальную детерминацию ходят. Мол, среда формирует поведение. И выхода два, хотя «прочь из Москвы» выбирают единицы. Стало быть, проверка кредитного поведения ближайшего окружения заемщика как минимум логична. Только непонятно, как это делать. Если совсем по-честному, это же надо взять у каждого проверяемого знакомого и родственника заемщика согласие на проверку кредитной истории и посмотреть, кто как чего отдавал в своей жизни.

Ну ок, взяли (повезло, все родственники и знакомые заемщика оказались на редкость невредными). А дальше как? Иван Иванович, троюродный дядя заемщика, взял 15 тысяч до прошлого кризиса и вышел на дефолт. Брат повелся на рекламу МММ, прогорел. Сестра в очередной «эйвон» вступила. Что же теперь, человеку совсем, что ли, денег не давать? Или давать, но меньше? Или под более высокий процент? А ничего, что Ивана Ивановича заемщик последний раз на проводах в армию видел, да и то мельком?

Но такая разносторонняя и всеобъемлющая проверка клиентов, кажется, становится трендом. Который будет укрепляться все новыми методами и источниками данных. Так что, если вы не исключаете для себя кредитования как инструмента работы с личными финансами, воспользуйтесь советом одного моего очень давнего друга – владельца ювелирного завода. При любом удобном случае он говаривал собеседникам (а часто и случайным лицам): «Ведите себя прилично!» Всегда и везде. В этой реальности и виртуальной.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции