С рублем случилась предсказуемая гадость, но я не вижу у себя в ленте Facebook людей, которые рвут на себе волосы и сжигают свои мечты в крематории кризиса. Я также не вижу толп покупателей в магазинах: магазины вообще пугающе пусты. Причем там какие-то фантастические скидки. Лишь бы зашли. Но нет.

Кабы я работал в так называемых деловых изданиях, журналисты которых окончательно потеряли способность видеть вещи такими, какие они есть, я бы заявил, что денег у людей нет, сбережения кончились, покупательная способность на нуле, поэтому и нет потребительского ажиотажа.

Но я, по счастью, смотрю на мир не через прицел бухгалтерских таблиц, а чистыми глазами. И вот что я вам скажу: если в час пик метро пустое, это говорит о том, что народа в Москве просто нет. А где же народ? Вот он, обнаруживается все в том же Facebook. Дача? Нет, это не наш путь. Мальдивы, Юго-Восточная Азия и непременные Италия с Испанией, да подороже, да с арендой машины красного цвета. У народа кризис, понимаете?

Рубль упал, но у народа совсем другие заботы (помимо фотографирования раскаленных пяток на пляже и процессов поедания экзотических фруктов). Народ жалеет сожженную свинину. Народ жалеет обитателей детских домов, которые могли бы эту свинину скушать. Но я не вижу в ленте Facebook волонтеров, которые пошли бы помогать детским домам. С этой свининой или с другой. Я даже не вижу людей, которые бы говорили, что все это волонтерство – чистая имитация, «тут всю систему надо менять». Народ интересуется рейсами на Бали – конкретно, а вот детскими домами – как-то абстрактно.

Я тут встрял в сетевой разговор, кто виноват, Ротшильды или Рокфеллеры. И говорили все про транснациональные корпорации и про Африку. То, что рассказывали про Африку, мне напомнило Тверскую область, о чем я чистосердечно и поведал дискутантам. Некоторое время стояло брезгливое молчание. Затем началось:

– Мы не о том.

– Но ведь похоже. Сначала ограбление, потом ограбление под видом восстановления… Просто я давно слежу за делами в Тверской области.

После еще одного цикла брезгливого молчания:

– У нас есть, за чем следить, помимо этой вашей Тверской области.

Это не кризисное поведение. Это поведение жирных котов, у которых все хорошо и которым на самом деле наплевать на Тверскую область, на детские дома и на падение рубля. И возникает вопрос: почему в ноябре 2014 года точно такое же падение рубля вызвало панику и ужас, а сейчас – всем все равно?

Привычка к кризису? Есть вещи, к которым невозможно привыкнуть. Осмысленное поведение, уроки из прежнего падения рубля извлекли, перевели сбережения в доллары и евро, и все равно теперь? Я вас умоляю, какое осмысленное поведение может быть у нашего среднего класса. Средний класс постит сообщения: «Ребята, горит путевка в Египет, пять дней, от 1 500 евро, все включено». И народ такой в ответ: «Набегай». Где же такую дешевую еще найдешь, Египет-то за пять дней полторы тысячи евро (и это говорят люди, которым дорог Крым – да, в Крыму нет фонтанов в фойе, но вы хотя бы свободны от диареи).

Итак, никакой привычки и никакого осмысленного поведения. Тогда что? А то, что я уже сказал. Народа нет, следовательно, нет паникеров, нет толп в Сбербанке, которые снимают «сбережения» (если так можно назвать жалкие крохи, которые у среднего класса остаются после кед «Конверс» и походов в ночные клубы). Значит ли это, что все так называемые кризисы – от людей?

Тут вопрос посложнее, и на него хотелось бы ответить кратко: конечно, хотелось бы, чтобы, как в старом советском анекдоте, все бы свалили уже на свои Бали, а мы бы тут остались. Среднего класса в России не просто нет, он еще и вреден и не нужен. Но давайте ответим чуть более кучеряво.

Экономика России катится в пропасть, и, конечно, уже на наших глазах произойдут события, которые заставят забыть возможный запрет иностранных презервативов. И не люди это устроили. Но катится-то экономика уже который год, а люди придают этому плавному процессу ритмичность, периодически обращая на него внимание и устраивая паники. С другой стороны, почему вот все эти умные и образованные люди занимаются Ротшильдами, Рокфеллерами и судьбами Африки, а судьбой своей страны заниматься как бы брезгуют, мне непонятно. Почему всякий раз, как заикнешься, что гражданское общество могло бы вызвать на публичный диалог ту же Эльвиру Набиуллину, все начинают хохотать и крутить пальцем у виска.

Если вам не интересна ваша страна, если вы не хотите ею управлять, езжайте в самом деле на ваши Мальдивы и ешьте дурианы.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции