Увидел на одном очень популярном деловом ресурсе обзор, в каких банках людям можно в условиях ожидаемой повторной девальвации рубля размещать валютные вклады. В целом выводы обзора и упоминаемых там экспертов сводятся к тому, что коммерческим банкам сейчас валюта особенно не нужна, ставки по депозитам снижаются и будут снижаться, а наиболее выгодное вложение – это долгосрочные вклады в некоторых банках, дающих сейчас максимальные процентные ставки.

И тут сразу вспомнилась гениальная фраза классика советской литературы «Никанор Иванович, сдавайте валюту!». А теперь вопрос: у вас есть уверенность, что, положив валюту в банк, вы сможете ее оттуда забрать, особенно если вклад долгосрочный? И речь здесь не идет о банкротстве банка, эти случаи пока покрывает в известных пределах страховка от АСВ. Речь идет о таком хорошо забытом, но актуальном сейчас решении, как дедолларизация экономики страны и ее населения.

С начала украинских событий и «санкционной войны» в политическом бомонде начали раздаваться голоса против использования «вражеских» денег в экономике России. Особенно против возможности ее использования населением. Слово «дедолларизация» звучит все увереннее и тверже.

С начала прошлого года уход в валюту – пожалуй, единственный пока реально доступный для населения способ как-то сохранить покупательную способность своих сбережений. Мы все понимаем, что это непатриотично, но рост цен на всё-всё-всё и общее ухудшение жизненного уровня росту патриотизма способствуют мало.

На первый взгляд, кажется, что рост цен должен быть только на импортные товары, которые закупаются у других стран за валюту. Хамон, пармезан, иномарки и т. п. Однако это не так. По собственному опыту знаю, что розничная цена «народного» 92-го бензина в Московском регионе увеличилась с начала 2014 года с 29,5 до почти 34–35 рублей за литр. И это в России – ведущем мировом экспортере нефти. Причем ее цена на мировом рынке за тот же период сократилась более чем вдвое. Как убедились получатели квитанций по ЖКХ, тарифы на коммунальные услуги тоже на месте не стоят.

Огромный объем товаров, вроде как производящихся в России, зависит от курса доллара и евро, на уровне комплектующих или сырья, на уровне технологий или необходимого оборудования, иногда – на уровне желаемого дохода иностранных акционеров. Та же нефть у России – российская, а вот услуги по сложным и высокотехнологичным видам бурения, спецхимикаты и бурильное оборудование – во многом иностранные.

Массовая скупка валюты населением несет для государства сразу несколько негативных моментов. Снижение контролируемости денежной массы, которая перемещается в наличность, в том числе валютную. Рост объема «серых» расчетов между предприятиями и общая криминализация экономики. Нестабильность банковской системы, которую «выносят» рублевые вкладчики, спешащие спасти свои сбережения от девальвации. Рост неработающих «матрасных» накоплений вместо накоплений в банках и т. д. Опыт тех же «валютных» ипотечников показывает, что в случае необходимости государство вливает неограниченные суммы в спасение отдельных разворованных банков, однако не спешит помочь в форс-мажорной ситуации гражданам.

А как с этим бороться? Один из самых простых путей – все запретить. Народ у нас все-таки привык иметь возможность приобрести наличные доллары и евро, положить их в банк или спрятать в банку. Попытка резко лишить его такой возможности может обернуться серьезным социальным недовольством. Особенно в свете наличия на руках у населения нескольких десятков миллиардов долларов и валютных вкладов в банках эквивалентом более чем на 5 трлн рублей. Поэтому такой вариант развития событий, на первый взгляд, кажется скорее очередной страшилкой.

Но в последние годы произошло много того, что тоже сначала казалось нереальным. Нефть ниже 50 долларов за бочку, доллар свыше 60 рублей за штуку, события на Украине. Например, в марте 2014 года на круглом столе, организованном Банки.ру и НРА, посвященном очередному снижению курса рубля, один из приглашенных маститых экспертов назвал автора этой колонки «фантастом» за предположение, что доллар преодолеет отметку 40–45 рублей к концу года.

Предлагаю следующий сценарий. Экспортеры получают сначала негласные рекомендации, а затем и обязанность продавать свою валютную выручку государству (частично или полностью). Объявленная деофшоризация способствует снижению возможности вывода части валютного дохода из страны – забота о прозрачности российской экономики.

Запрет сначала на потребительское валютное кредитование (забота о финансово неграмотном населении), а затем на любое валютное кредитование вообще. Усиление запретов на любые попытки использования иностранной валюты в расчетах между контрагентами (забота о национальной валюте РФ). Запрет на обращение наличной валюты внутри страны. Блокирование валютных вкладов населения в банках и принудительный пересчет их в рубли («правильный» курс прилагается). Возврат соответствующей статьи УК. Занавес.

P. S. Автор очень хотел бы ошибиться в данном прогнозе.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции