Хештег «Россия жжет», посвященный уничтожению санкционных продуктов, 6 августа вошел в топ-50 мирового Twitter. Под аккомпанемент продуктовых костров всю неделю неплохо горел и наш рубль. Вопрос в том, понадобится ли монетарным властям принимать новые пожарные меры, чтобы не допустить дальнейшего ухудшения ситуации в экономике.

Накануне начала массового уничтожения в России «вражеских» продуктов, в годовщину введения наших ответных продовольственных санкций правительство внесло в Госдуму законопроект об ответных мерах против иностранных государств и компаний на арест российского имущества. Поскольку закон внесен именно правительством, а не какими-нибудь пассионарными депутатами, понимающими в экономике исключительно на уровне оформления собственной недвижимости в западной стране на подставных лиц или офшорные трасты, он явно будет принят. Если закон вступит в силу, российские суды смогут ограничивать иммунитет иностранного государства «на основе принципа взаимности». В случае если на территории того или иного государства будут арестованы российские активы (если в этом государстве России «предоставляется юрисдикционный иммунитет в более ограниченном объеме»), российский суд сможет дать добро на симметричный ответ. Впрочем, трудно ждать от сторон санкционной войны следования каким-то правилам.

Проблема в том, что костры с продуктами и арест имущества иностранцев по новому закону, пусть и по принципу «взаимности», мягко говоря, не способствуют росту инвестиционной и любой другой экономической активности в России. Причем не только иностранных, но и своих инвесторов, которые понимают, что в своем нормальном, естественном состоянии нацеленное на экономическое развитие государство персики катками не давит. И чужое имущество, пусть даже в отместку за проигрыш дел в международных судах, не арестовывает. К тому же иностранного имущества в России намного меньше, чем российского за рубежом. И само это имущество, мягко говоря, разного экономического значения. Чтобы стало понятнее, арест офиса какого-нибудь агентства «Россия сегодня» в Париже не наносит никакого ущерба французской экономике, чего не скажешь, например, о попытке арестовать имущество «дочки» французского банка или даже торгпредства в России, если таковая будет предпринята.

Еще одна нарастающая проблема нашей экономики, лишь усугубляемая, но не спровоцированная санкционной войной, — резкое ухудшение финансового состояния регионов на фоне ограниченных ресурсов центра. Вот вам вроде бы невинная свежая новость. Дальше будет много цифр, но они реально очень показательны. Согласно последней утвержденной версии Федеральной целевой программы по Крыму, в 2015 году из федерального бюджета на полуостров должно уйти 113 млрд рублей. По данным Счетной палаты, на 1 июня 2015 года объем бюджетных ассигнований и лимитов бюджетных обязательств, предусмотренных Минкрыма на 2015 год, составил всего 20,7 млрд рублей, в том числе по текущей деятельности — 0,5 млрд, по расходам на реализацию ФЦП — 20,2 млрд. Кассовое исполнение на ту же дату составило 100 млн рублей (в частности, по ФЦП — 0 рублей. Именно так — ноль рублей, не освоено ни копейки), или 0,5% от общего объема бюджетных ассигнований и лимитов бюджетных обязательств, предусмотренных Минкрыма на 2015 год. Основные деньги в Минкрыма так и не пришли. Само Минкрыма недавно вообще ликвидировали, а процесс ликвидации ведомства, по российскому опыту, занимает несколько месяцев. Так что даже с финансированием Крыма возможны проблемы.

А теперь сравните эти 113 млрд рублей в 2015 году на Крым, которые еще неизвестно, придут ли туда в полном объеме, с 300 млрд, которые правительство собирается выделить в качестве бюджетных кредитов в 2016 году всем регионам РФ вместе взятым. По нынешнему курсу это меньше 5 млрд долларов. А именно региональные бюджеты отвечают за выплаты и индексацию зарплат большинству своих бюджетников (есть и федеральные), за социальные выплаты. Местным властям еще как-то надо помогать местному бизнесу, создавать новые рабочие места, готовиться к зиме, поддерживать инфраструктуру ЖКХ.

При дешевой нефти, а существенно подорожать она прямо сейчас может разве что при каких-нибудь глобальных политических потрясениях вселенского масштаба вроде полного захвата Сирии и Ирака силами ИГИЛ, единственный способ хоть как-то балансировать российский бюджет — дальнейшее ослабление или «неукрепление» рубля. Но при дальнейшем ослаблении рубля можно забыть о существенном уменьшении инфляции (точнее, оно возможно, но лишь при резком падении наших доходов). О снижении ключевой ставки, а значит, и об удешевлении кредитов. О росте потребительского спроса и доходов граждан и предприятий, а значит, и об улучшении ситуации с просрочкой по кредитам и доходами банковского бизнеса.

Все, что остается в такой ситуации монетарным властям, — работать слаженной пожарной командой. Слишком резко обвалился рубль — прекратить покупать валюту на рынке или опять повысить ключевую ставку. Совсем загибается без денег очередной региональный бюджет — экстренно перебросить туда хоть сколько-нибудь. Средств на новые проекты из Фонда национального благосостояния не дают даже «Роснефти». Смету чемпионата мира по футболу — 2018 на этой неделе в очередной раз сократили.

В общем, яркие и интересные времена ждут не только любителей горящего на огне хамона. Правительству, Банку России и каждому из нас предстоит проявить недюжинные способности, силу духа, выдержку и смекалку в этой во всех смыслах зажигательной экономической ситуации.