Уважаемый человек, член КПСС, доктор наук никак не может добиться разрешения на выезд за границу на научную конференцию. На очередном собеседовании он спрашивает у членов партийной комиссии, что им не нравится в его биографии. «Видите ли, — говорят ему, — у вас есть брат Иван, который нигде не работает, ведет асоциальный образ жизни и является постоянным клиентом вытрезвителя». «Но послушайте, ведь вы буквально в прошлом месяце подписали Ване характеристику для турпоездки в Югославию!» «Да, но у Ивана с родственниками все в порядке: брат – доктор наук и член партии. А у вас – тунеядец и алкоголик».

Советский еще анекдот вспомнился в связи с историей получения Facebook патента в США на систему обмена информацией с банками для оценки потенциальных заемщиков. Заявка была подана еще в 2012 году, а сама технология приобретена у другой социальной сети Friendster в 2010 году. Как сказано в сообщениях, механизм основан на «авторизованных узлах связи», где кредитор оценивает не столько самого претендента, сколько его друзей. Если их кредитный рейтинг достаточно высок, то кредитную заявку одобряют. Если же вы дружите с сомнительными, с точки зрения банка, личностями, не имеющими постоянного заработка, или, упаси боже, политиками, кредит вам не дадут.

В США, где специальные правозащитные организации набили себе руку на защите от самого разного рода дискриминаций, уже появились противники нововведения. Тем более что там действует закон о равном доступе к кредитам, запрещающий «дискриминацию» потенциальных заемщиков на основании возраста, пола, цвета кожи, религии и семейного положения. Теперь, очевидно, перечень могут дополнить запретом дискриминировать клиента на основании его дружбы с теми, кому денег не одалживают. Но это процесс долгий, а пока суть да дело, некоторые проблемы с займами могут возникнуть, очевидно, у членов благотворительных организаций и работников социальных служб.

Конечно, до реализации схемы хотя бы некоторыми банками, тем более российскими, очень далеко. Конечно, банки рады любой помощи, которая позволяет снизить риски при кредитовании. Однако наши банки, как мне кажется, больше доверяют своему скорингу, чем каким-то программам, за которые, боюсь, им придется еще и платить. Пусть там попробуют, а мы лет пять посмотрим.

Я помню, как лет десять назад с таким же энтузиазмом обсуждались предложения использовать в тех же целях информацию о том, насколько аккуратно потенциальный клиент делает коммунальные платежи или вносит деньги за телефон. Тогда не срослось. Но сейчас действительно многие уже не мыслят своей жизни без соцсетей, где у них друзей больше, чем в «реале». И если в реальной жизни ты можешь что-то утаить, то в соцсети все твои предпочтения и расположенности видны как на ладони.

В этом, кстати, можно понять выгоду того же Facebook. Сначала тебе будут давать кредиты за френдов, потом в соцсети переведут коммунальные платежи, а через пять лет окажется, что без соцсетей тебе и кредит уже не дадут, — ни паспорт получить, ни университет закончить.

К тому времени, конечно, в России будут преобладать патриотично ориентированные и не связанные с зарубежьем социальные проекты Рунета. Почему бы и нет, раз карты «Мир» скоро уже запустят? Думаю, к тому времени для самых несчастных заемщиков уже будет существовать услуга по предоставлению надежных друзей с высочайшим кредитным рейтингом. Месяц они будут лайкать твои посты, а через месяц уже можно бежать за ипотечным кредитом.

Но это еще не самое плохое. Самое плохое — когда мы, зная, что из того же Facebook за тобой смотрит не только «большой брат», но и куча «маленьких» (всяких спецслужб и страховых компаний), действительно начнем записывать в друзья только кредитоспособных и благонадежных дам и джентльменов. Надеюсь, на этом эпоха соцсетей и закончится. Так что нет худа без добра.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции