Прогнозы относительно «летней паузы» ЦБ в процессе отзыва банковских лицензий не просто не оправдались. Такого значимого для всей финансовой системы «банкопада» не было даже в конце 2013 года, когда волна ликвидации банков казалась едва ли не главным экономическим событием в стране.

10 августа председатель ЦБ Эльвира Набиуллина встречалась с президентом России Владимиром Путиным. Встреча происходила почти сразу после отзыва лицензий у банка «Российский Кредит», входившего на момент вынесения ему «смертного приговора» в топ-50 по размеру активов, а также у всех банков и семи пенсионных фондов группы Анатолия Мотылева.

Вот отрывок из стенограммы встречи. Президент спрашивает: «Как вы сами оцениваете ситуацию сегодня в нашей финансовой системе, банковской системе?» Председатель ЦБ отвечает: «Ситуация в банковской сфере во многом как зеркало того, что происходит в экономике. Конечно, внешние события не могли не отразиться на развитии банковской системы. Но в целом по основным показателям, которые ее характеризуют, она находится в безопасной зоне, банковская система устойчива».

12 августа отзывают лицензию у Пробизнесбанка, балансирующего на границе топ-50 по размеру активов. Между «жизнью и смертью» зависает еще одна банковская группа из шести банков. Все это происходит на фоне двух долгоиграющих триллеров, касающихся еще двух крупных российских банков — «Уралсиба» и «Связного».

Самым опасным для рынка и населения моментом прошлого «банкопада» (об этом даже говорили простые люди в московском метро: верный признак «народного» признания темы) стало лишение лицензии в ноябре 2013 года Мастер-Банка, на тот момент 72-го в стране. Плюс была небольшая финансовая паника в ряде регионов, лишившихся значимых для себя банков, — прежде всего, в Калининградской, Самарской и Ульяновской областях. Панику удалось сбить за считаные дни.

Тот «банкопад» происходил просто в райских, по сравнению с нынешними, экономических условиях. Российская экономика «всего лишь» тихонько заболачивалась, показывая темпы роста чуть больше 1% в год. Мировые цены на нефть крутились возле отметки 100 долларов за баррель. «Гибридная война», санкции, контрсанкции, сжигание еды, нефть по 50 долларов за баррель, доллар по 64 рубля за рубль, падение ВВП на 4,6% (ровно такое случилось по итогам II квартала 2015 года по сравнению с аналогичным периодом 2014-го) могли примерещиться разве что каким-нибудь любителям галюциногенных грибов после очередной дегустации. Банковская система в год первого «банкопада», в 2013-м, заработала 994 млрд рублей. Сейчас в качестве удачного варианта Набиуллина озвучила президенту цифру в 100 млрд рублей прибыли по итогам 2015 года.

При этом никакой финансовой паники у населения, очевидно, нет. Есть «новая нормальность». Стал резко обваливаться рубль в декабре прошлого года — скупаем доллары и гречку. Повысил резко ключевую ставку Банк России, чтобы рубль так сильно не обваливался, — несем деньги в банковские вклады. К тому же с 29 декабря прошлого года вдвое повысили страховое покрытие по вкладам — с 700 тыс. рублей до 1,4 млн. А поскольку банки, как совершенно справедливо заметила глава ЦБ, зеркало экономической ситуации в стране, теперь и отзывать лицензии дорого, и санировать некоторых кандидатов на скорую финансовую погибель особо не на что. Потому что свои деньги на санацию коллег-полутрупов банки тратить не хотят, а государственных на эти нужды становится все меньше.

И вот реакция населения на происходящее. По итогам опроса Фонда «Общественное мнение», уровень доверия банкам сейчас самый низкий с 2012 года. Доля тех, кто предпочитает хранить деньги в банке, сократилась с 40% до 32%. Это примерно столько же, сколько во время прошлогоднего декабрьского обвала рубля. В то же время выросло число тех, кто выбирает наличные (с 18% до 23%), и особенно — затруднившихся ответить, что делать со своими деньгами (с 8% до 22%). Понятно, что главную роль в этом падении доверия играет вовсе не отзыв лицензий у крупных банков, а курс рубля — когда национальная валюта начинает резко дешеветь, наученные прошлогодним горьким опытом россияне стремятся хранить наличные дома, чтобы можно было быстро купить доллары или гречку. У кого на что хватит.

Изменилась ситуация и для самих банков. Прошлый «банкопад» вполне честно можно было объяснять борьбой за чистоту рядов — желанием очистить рынок от недобросовестных игроков. Сейчас логика другая: именно сохранить устойчивость всей конструкции. «Нам бы день простоять, да ночь продержаться». Тем более что никто не может достоверно сказать, сколько эта экономическая ночь продлится и когда наступит рассвет.

Отсюда все-таки ставший достоянием гласности список системно значимых банков, в нынешней ситуации означающий, что их право на жизнь ЦБ будет отстаивать до последнего. Отсюда бесстрашные отзывы лицензий у банков из первой сотни.

Лицензий сейчас отзывается не больше, чем тогда. Общественный резонанс объективно гораздо меньше — слишком много более значимых для публики событий. Однако в прошлый «банкопад», в конце 2013-го — начале 2014 года, лицензии отзывали, чтобы банковская система развивалась и очищалась. Теперь — чтобы устояла. Чувствуете разницу?