Античные писатели любили сопровождать рассказы о реальных исторических событиях разными «знамениями». Тибр вспять тек, ослица родилась о пяти головах, а с неба раздался вдруг громовой голос, который слышали рыбаки, тягавшие сети возле Сицилии. Историки относятся к источникам очень тщательно и не могут игнорировать даже такие свидетельства, не принимая их, конечно, за чистую монету. Историки придумали, что есть «предсказания», сделанные на самом деле после события, есть просто выдумки (они неплохо вычисляются через сличение источников). А есть общее напряжение умов, которое выражается через слухи и сказки, но в итоге приводит к реальному историческому событию. То есть некоторые из этих рассказов стоит считать чем-то вроде опросов общественного мнения.

– Как вы себя чувствуете?

– Да все плохо.

– Ну, так и запишем, ослица родилась с пятью головами.

Времена идут, но человек хоть и меняется (например, в античности люди не могли читать про себя, им непременно надобилось шевелить губами, и только потом мозг дошел до этой возможности), но медленно. В горбачевскую перестройку мы могли наблюдать все тех же ослиц в виде НЛО, которых наблюдали каждую ночь, особливо возле Останкинской башни – и ведь именно Останкино сформировало мир, в котором мы живем сейчас.

Если спросить банковского работника из Москвы (в провинции, полагаю, то же самое), как он себя ощущает, вы услышите в ответ поток неструктурированного сознания, сутью которого будет «все плохо, нас ждет катастрофа». Контентом для таких оценок будут выступать разнообразные события, сами по себе безобидные, но приобретающие в голове рассказчика зловещий контекст.

Ушла пиарщица из странного места – ФРИИ, где, говорят, учили капитализму. Я с удивлением заметил, что уход этой женщины, которой я не имею пока чести знать (а главное, нужды), был замечен банковскими работниками и оказался ими воспринят как предвестник бед и страданий.

Вроде бы уволен глава РЖД Владимир Якунин – во всяком случае, о его новой работе говорят уверенно, а поместье в Акулинино Московской области, как и сведения о бизнесе его сына, можно постить не только Навальному. Ну и что. Обычное дело в нашей олигархической экономике. Был фаворит, да весь вышел. Но в сознании банковского работника отставка Якунина и крах Пробизнесбанка стоят рядом. И хотя работник тут же добавит, что «о Пробизнесбанке давно говорили: там «дыра», а все же ослица родилась с пятью головами.

Власть не способствует спокойствию. В Древнем Риме, где прекрасно читали знаки, уделяли громадное внимание мистической контрпропаганде. Историки знают, сколько те власти выдумывали «знамений», дабы успокоить народ. У нас сжигают еду, что воспринимается людьми, помнящими голод, однозначно негативно. Ведут разговоры об ограничении скотины на личных подворьях (привет Сталину и Хрущеву). И что даже образованному народу думать после этого? Наконец, даже изгнание Якунина, как говорил товарищ Сталин, «правильная мера, но несвоевременная».

В результате по законам жанра кризис осенью будет. Обязан быть. Говорят, что Нерон в вечер перед убийством играл в пьесе, где убили его персонажа, а актеры, окружавшие царственного лицедея, принялись харкать бутафорской кровью. Да так переусердствовали, что по сцене скользко было ходить. Наконец, сам Нерон в той пьесе воскликнул: «Сестра, отец и мать мне умереть велят!» А ведь в реальной жизни он убил всех перечисленных.

Особенностью этого кризиса будет то, что власть сдала все козыри, в том числе Якунина, и осталась перед пустотой, то есть перед лишенным воли к созиданию или сопротивлению народом. Наверное, это можно формализовать через изменение «индекса деловой активности». Но можно просто вспомнить последнюю ночь Нерона.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции