На любую историю всегда любопытно взглянуть в диахроническом срезе. Особенно на кредитную. Не только потому, что это ее прямое назначение. Но и потому, что для России это совсем новый институт. 11 лет – это только «Введение». Хотя читать уже интересно.

За три года количество запросов кредитной истории физическими лицами в России увеличилось почти в 14 раз. С 36 000 штук в 2011 году до примерно 500 000 штук в 2014-м (по данным Национального бюро кредитных историй). В этом году цифры будут еще выше. Ассоциация российских банков и НБКИ провели совместное социологическое исследование, которое дало сразу несколько любопытных результатов.

Оказывается, выросло не только количество запросов. Увеличилось и количество людей, которые до активной фазы пользования кредитной истории не дошли, но уже точно знают, что это такое. Тех, кто ничего не слышал о таком документе, наоборот, стало меньше. Теперь их всего 10,8% против 20,2% в позапрошлом году. Улучшилось и знание «матчасти», а именно, содержания кредитной истории. Каждый третий (37,2%) знает, где найти кредитную историю и больше половины респондентов понимает, что это нужно для получения нового кредита как минимум (55,9%).

Однако «нет добра без худа». Черт его знает, почему, но 28% респондентов полагают, что кредитная история находится в банке, где они взяли кредит. 30,7% опрошенных считают, что из кредитной истории пропадают записи о закрытых кредитах, а больше 60% не знают, что могут оспорить факты в кредитной истории.

То есть, в качество количество пока не перешло. И местами, возможно, мы наблюдаем эффект советской очереди. Когда берешь, «чего дают», не очень-то понимая, надо оно, или нет. Эту гипотезу подтверждает и генеральный директор НБКИ Александр Викулин: «Уровень осведомленности граждан о кредитных историях постепенно растет. Однако существует серьезная разница между знанием и пониманием. Пока можно констатировать, что растет скорее «популярность» кредитных историй, чем осознание того, для чего они существуют. Что это, прежде всего, документальное подтверждение финансовой репутации человека, его финансового поведения и платежной ответственности. Кредитная история особенно важна для финансовых институтов при оценке рисков и принятии решений в розничном кредитовании, страховании».

И хотя «даже экономически образованные клиенты, оформляя, например, ипотечный кредит, нередко просят не передавать информацию в бюро кредитных историй», улучшение ситуации и повышение финансовой грамотности населения налицо. Особенно сейчас, когда большинству российских потребителей то и дело приходится принимать во многом непривычные для себя рациональные решения, организуя свою финансовую жизнь.

Так, академик РАН Михаил Горшков считает, что результаты этого исследования показательны. В частности, они иллюстрируют, что стресс конца 2014 года привел и к положительным сдвигам в сознании большинства заемщиков. Обусловил «переход от эмоционального уровня восприятия ситуации к более рациональным и взвешенным оценкам происходящего, а, соответственно, и к более осознанным моделям повседневного поведения».

Повседневного – это самое ценное. Если рациональное и взвешенное финансовое поведение войдет в привычку и останется с населением России после кризиса (ну, когда-то же он должен кончиться), это будет очень хорошо. В первую очередь, для самого населения, то есть, для нас с вами. Вот бы?

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции