Российское правительство и экономисты отреагировали на очередные безумные прыжки «вверх-вниз» мировых цен на нефть, курса рубля и фондовых индексов букетом катастрофических прогнозов. Хорошая новость заключается в том, что эти прогнозы не такие уж страшные. Плохая — в том, что никто не знает, как оно будет на самом деле.

После «черного понедельника» 24 августа, с обвалом мировых цен на нефть Brent ниже 43 долларов за баррель и фондовых индексов по всему миру «ниже плинтуса», российские власти вновь заговорили о возможности глобального экономического кризиса. Нам (точнее, нашей власти) он помог бы с чисто психологической точки зрения: когда у соседа корова дохнет, нам обычно как-то приятнее жить без своих. Заодно нам рассказали о достижении российской экономикой «хрупкого дна»: этот образ известному российскому поэту, министру экономического развития РФ Алексею Улюкаеву вообще надо бы запатентовать, ведь обычно дно кажется как раз, наоборот, чем-то очень прочным, не пускающим дальше вниз. И только у нас оно «хрупкое». Провели экстренное экономическое совещание с президентом. И, главное, мы получили новые сценарии экономической катастрофы, потому что все прошлые уже успешно экранизировали.

Итак, новый катастрофический сценарий развития российской экономики, предложенный Минэкономразвития, выглядит так. Нефть в течение трех лет барахтается между 40 и 50 долларами за баррель. (В нефть ниже 40 долларов за баррель министр Улюкаев, а заодно и глава Сбербанка Герман Греф не верят, о чем они и заявили на днях журналистам. Правда, будем откровенны, это именно вопрос веры, а не знания.) Экономического роста в России не будет в течение трех лет. (Напугали ежа колючей проволокой — экономика у нас практически не росла даже в 2013 году, с которым мы, видимо, будем сравнивать свои достижения еще много лет, как в СССР сравнивали с 1913-м.) Курс доллара может подняться до 75 рублей. (Эка невидаль, еще в начале августа экономисты говорили нам про «ужастик» в горизонте нескольких месяцев, когда доллар «вдруг» будет стоить 70 рублей, а он так и сделал, но уже 24 августа.)

А вот сценарий катастрофы от 30 экономистов, которых опросило агентство Bloomberg. По их «среднестатистическому» мнению, падение цен до 22,5 доллара за баррель вызовет крах российской финансовой системы. Экономистов опрашивали 24—26 августа, когда нефть сначала падала почти на 10%, а затем больше чем на 10% росла, а рубль и вовсе укрепился было за пару дней почти на 12%, чтобы опять начать падать в конце недели.

Всем этим сценариям-прогнозам сиквела фильма «Апокалипсис» грош цена, потому что внятного представления о динамике и, главное, конкретных значениях нефтяных котировок нет ни у кого. А в России чиновники называют достижением «дна» (причем, по нашим теперешним стандартам, если вы заметили, «дно» — это хорошая новость, а не плохая) рост ВВП в июле к июню на 0,1% (по другим оценкам, 0%) с падением экономики за семь месяцев 2015 года к семи месяцам 2014-го на 3,6%.

«Видно, что мы где-то на дне лежим, или как назвать это движение. Я думаю, что уж точно вниз не пойдем, а будем ли выходить заметно в рост, это сложно сказать», — сказал журналистам министр Улюкаев. Оставив в стороне красоту слога, мы увидим, что правительство реально не знает, что будет происходить с нашей экономикой даже завтра, не говоря уже о более далеком горизонте планирования. На этом фоне ЦБ впервые признал, что готов продлить для банков некоторые меры антикризисного плана. «Мы часть мер свернули, потому что банки уже в них не нуждались, часть собирались сворачивать с 1 октября. Но вот сейчас, с учетом того, как будет развиваться ситуация, мы, в принципе, готовы с некоторыми модификациями эти меры и продлить», — заявила глава ЦБ Эльвира Набиуллина на экономическом совещании у президента. Похоже, дно у нас действительно хрупкое.

Но, с другой стороны, мы уже можем давать миру мастер-классы по жизни внутри экономической катастрофы. Мы с вами прямо участники шоу «Последний герой. Остаться в живых». И до сих пор из него не вылетели.

Смотрите, как интересно менялись наши представления о катастрофе только за последние десять месяцев. 17 октября 2014 года на пресс-конференции в Милане президент России Владимир Путин обещал мировую экономическую катастрофу при цене нефти в 80 долларов за баррель: «Если мировые цены удержатся на уровне 80 долларов, то все производство рухнет, у основных нефтедобывающих стран тоже бюджет посчитан из расчета 80 долларов с небольшим, под 90 долларов за баррель». В тот день баррель нефти марки Brent на мировых рынках стоил 85,96 доллара. И мы ужасались. Зато как теперь радуемся, когда он поднялся до 49!

В том же октябре прошлого года катастрофическим сценарием для нашей экономики правительство считало нефть по 60 долларов за баррель и примерно столько же рублей за доллар. Доллар тогда стоил в районе 40 рублей. Зато теперь мы радостно сообщаем в СМИ, что рубль — ай, молодца! — укрепился до 66.

Тут бы и порадоваться нашей живучести, если бы не собственный прошлый опыт. Кризис у нас всегда оказывается не таким, каким мы себе его представляем. А сейчас, когда мы еще и своими руками делаем многое для того, чтобы зарыть себя поглубже, предугадать варианты реальной катастрофы совсем сложно. На бумаге оно не очень-то и страшно — жизнь страшнее.