Капитализм в России начинался, если кто помнит, с кооперативного движения. Были такие специально не обученные люди — кооператоры, — которые поверили партии и правительству и занялись предпринимательством. Большинство советских граждан в личной табели о рангах отводили им место где-то между «недорезанными буржуями» и наперсточниками. То есть не принадлежали они к «социально близким» элементам даже при том, что строить коммунизм в СССР уже никто не собирался. Эти кооператоры были первыми представителями малого и среднего бизнеса, очень часто прогорали и даже сидели в «местах не столько отдаленных», поскольку взять кредит на покрытие кассовых разрывов было так же трудно, как сейчас.

Коммерческие банки появились позже кооператоров и не для них. Сначала банки делали бизнес на валютно-обменных операциях и бюджетных деньгах. Чуть позже — на вкладчиках и ГКО. В 2000-х годах — на крупных добывающих компаниях и потребительских кредитах. Никогда малый и средний бизнес не назывался среди основных банковских бизнес-идей. Так же мелко и хлопотно, как добирать картошку в поле после комбайна. С голоду, может, и не умрешь, но и денег приличных не сделаешь.

Сегодня малый и средний бизнес в России выглядит почти так же жалко, как на заре кооператорского движения. Только надежд таких уже не вызывает в смысле возрождения экономики России. Ритуальные фразы произносятся, в том числе о необходимости упрощения банковского кредитования, но никто из кредитных организаций — кроме, пожалуй, МСП-Банка — в рамках спущенных сверху регламентов выстраивать бизнес-модель на кредитовании малого и среднего бизнеса не берется. Лет семь-восемь назад, когда банковская система стала оформляться в существующем виде и банки с госучастием заявили о претензиях на работу с наиболее выгодными клиентами, некоторые частные банки попытались заняться обслуживанием МСБ. Но серьезных успехов в освоении перспективной ниши никто не добился.

Почему я об этом вспомнил? Потому что недавно фактически прекратил свое существование в качестве отдельной банковской единицы Пробизнесбанк, который еще десять лет назад попытался специализироваться на обслуживании малого и среднего бизнеса. Видимо, опыт оказался успешным, потому что после отзыва у банка лицензии Центробанк пришли пикетировать не привычные вкладчики, а предприниматели. По словам одного из организаторов акции, в банке обслуживалось около 200 тыс. предпринимателей, которые после отзыва лицензии оказались не в лучшем финансовом положении. Если принять во внимание, что всего в России зарегистрировано (по данным Росстата на начало 2014 года) 5,6 млн субъектов малого и среднего бизнеса, включая 2,4 млн индивидуальных предпринимателей, цифра выглядит весьма впечатляюще, хотя проверить ее сложно. Теперь если все они (или хотя бы малая часть) начнут писать письма, обращаться в суды и другими способами «выклевывать печень» государственным надзорным органам, то получится чуть ли не хуже, чем с вкладчиками, — особенно если учесть, что пассионарности предпринимателям по определению не занимать. Пробизнесбанк здесь пришелся, конечно, к слову. Просто обидно, что, как правило, при отзывах лицензий внимание общественности и регуляторов приковано в основном к двум полярным категориям клиентов — «физикам» и крупным корпорациям. А малый и средний бизнес в итоге несет самые большие потери, потому что для него нет ни аналога Агентства по страхованию вкладов, ни аналитических служб и служб безопасности, чтобы успеть вывести деньги из банка заранее.

Не хочу агитировать за невозможное — чтобы малый бизнес приравняли к вкладчикам с той же суммой страховки. И банки, и АСВ лягут костьми, чтобы не допустить этого. Но пустить предприятия малого бизнеса, скажем, во вторую очередь при удовлетворении требований в случае банкротства банка было бы разумно. Раз уж у нас нет других драйверов для российской экономики, надо беречь тех малых, что остались.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции