У противников нынешней финансовой политики Банка России — для краткости назовем их словом «Глазьев» — есть голубая мечта: напечатать кучу денег (они так и говорят, «столько, сколько надо») и раздать их не «валютным спекулянтам банкирам», а «честным производителям». И тогда мы будем расти на 7% в год, а не падать на 3%, как сейчас. Часть этой мечты на самом деле уже сбывается.

На фоне уменьшения объемов предоставления валютной ликвидности банкам и временного отказа от собственных закупок валюты на бирже для пополнения резервов, Банк России возобновил денежную эмиссию для покрытия дефицита бюджета. Напечатав в феврале 500 млрд рублей и продав их Министерству финансов (расплачивается оно долларами и немножко фунтами из Резервного фонда), регулятор сделал паузу. Но в июле и августе Минфин купил строго по 200 млрд рублей. Об этом финансовое ведомство сообщило в ежемесячном отчете о состоянии суверенных фондов. Эти деньги, по сообщению Минфина, зачислены «на единый счет федерального бюджета в целях финансирования его дефицита».

Дефицит бюджета-2015 власти запланировали в размере 3 трлн рублей и собираются полностью покрыть его за счет эмиссии. Минфин честно заранее уведомил, что сделки для пополнения бюджета будут проходить вне биржи, валюту будут продавать непосредственно ЦБ, чтобы она осталась в составе валютных резервов, а не ушла банкам. ЦБ устами первого заместителя председателя Ксении Юдаевой, в свою очередь, клялся и божился, что эти самые напечатанные 3 трлн рублей не разгонят инфляцию. Действительно, куда уж дальше — тут падающий рубль старается за двоих, а наши санкции со сжиганием «вражеских» продуктов ему отлично помогают.

Деньги из бюджета конкретным предприятиям в России в разное время щедро раздавали направо и налево. Причем в кризис 2008—2009 годов приходилось спасать и крупнейшие госкорпорации, и частные бизнес-империи олигархов. Потому что слишком много рабочих мест и даже целых городов завязано на эти компании. Вон, например, Путин обещал прислать доктора владельцу группы «Мечел» еще в июле 2008 года — кажется, в какой-то позапрошлой жизни страны. С тех пор «Мечел» задолжал деньги чуть ли не всем крупнейшим российским банкам. Но, ничего, доктор так и не приехал, тем более патологоанатом, чтобы зафиксировать факт смерти, — трудно умертвить группу, от которой зависит жизнь девяти моногородов и десятков предприятий.

Но никакого особого экономического роста от этих прямых инвестиций из бюджета (читай: прямо от печатного станка) в «реальный сектор» не было. Большая иллюзия думать, будто «вороватые банкиры» всю свою докапитализацию тратят на операции с валютой (благо скачущий молодым козликом рубль позволяет хорошо зарабатывать), а «честные директора предприятий» непременно пустят каждую казенную копейку на развитие. Не говоря уже о том, что бюджетные деньги прекрасно прилипают у нас к чужим рукам на всех стадиях их распределения. «Напрямую» в полном объеме ничего ни до кого не доходит.

В общем, заменить нормальный банковский кредит неконтролируемой или даже контролируемой эмиссией не получится. Точнее, не получится сделать прямые госинвестиции из бюджета, минуя банки, таким допингом, от которого российская экономика побежит вперед со скоростью Усейна Болта.

Очень популярная и среди левых популистов в экономике, и среди обывателей точка зрения, что даже сейчас «банкиры жируют, а экономика загибается», сильно не соответствует действительности. Во-первых, судя по зарплатам и характеру трат, жировали похлеще банкиров многие госкомпании и госкорпорации. Во-вторых, еще пару лет назад банковская прибыль текла полноводной рекой, а сейчас напоминает усыхающий ручеек. Меньше 40 млрд рублей прибыли на все почти 800 банков страны — кот наплакал. В-третьих, еще не было в современном мире страны, экономика которой чувствовала бы себя хорошо, когда в банковской системе был кризис.

Это, конечно, избитый прием — сравнивать банки с кровеносной системой экономики, а промышленное производство — с ее сердцем. Но даже самые ярые сторонники шариковской идеи «все взять и поделить», скорее всего, будут вынуждены согласиться с тем, что сердце в случае поражения кровеносной системы работать не станет.

Можно спорить о целесообразности покрытия дефицита бюджета за счет прямой денежной эмиссии, хотя в нынешней российской ситуации такой способ действительно не особенно сказывается на уровне инфляции. Но спорить о том, что все деньги вместо банков лучше сразу отдавать предприятиям, пожалуй, уже нельзя. Земля не покоится на трех китах. Пиявки не лечат инфаркт.