Лизинг вошел в широкий обиход главным образом благодаря популярности этой схемы при покупке автомобилей физическими лицами. Но во всем мире это один из самых эффективных инструментов снижения расходов бизнеса. Пока, увы, не в России.

Производителям совершенно без разницы, от кого получать деньги: от конечного пользователя или от лизинговой компании. Другое дело, что едва ли какой-либо бизнес, включая крупный, может соперничать с лизинговыми компаниями по объему закупок техники. Это и является основной причиной дешевизны материальных производственных активов, приобретаемых в лизинг: дисконт при покупке, например, технического оборудования или строительной техники может доходить до 10%.

При этом сам по себе механизм лизинга работает только «в среднюю» и в «длинную». То есть достаточно продолжительное время позволяет вести безубыточный бизнес. Средний срок лизинговых схем, например, для коммерческого автотранспорта — 3—5 лет, а для железнодорожных составов — до 8—10. Словом, фактически для любого бизнеса, связанного с материальными активами, лизинг является на сегодняшний день одним из самых малозатратных способов обеспечения стабильного объема производства или услуг.

С начала года мы наблюдали отрицательную динамику в секторе финансирования малого и среднего бизнеса в целом. Это связано с ухудшением общеэкономической ситуации в стране — предприниматели опасаются привлекать долгосрочные заемные ресурсы. Просел и лизинг. За последние два месяца ситуация начала меняться в лучшую сторону, и я думаю, что к концу 2015 года рынок лизинга покажет хотя бы нулевой рост. Пока же мы наблюдаем в основном отрицательную динамику почти у всех игроков рынка лизинговых услуг.

Из пятерки лидеров этого рынка по объемам нового бизнеса положительную динамику в первом полугодии, по данным RAEX, показали только Государственная транспортная лизинговая компания (доля 11,2%) и «Сбербанк Лизинг» (11,8%). Причем если у ГТЛК, специализирующейся преимущественно на оборудовании для объектов транспортной инфраструктуры, темп роста был весьма внушительный — 162% по сравнению с первым полугодием 2014 года, то у «Сбербанк Лизинга» (он более активно работает с компаниями из сегмента малого и среднего бизнеса) результаты гораздо скромнее — 106,5%.

Что касается других крупных игроков, например, у «ВЭБ-лизинга», с объемом лизингового портфеля почти в 25% рынка, который участвует в программе по предоставлению государственных субсидий для малого и среднего бизнеса и имеет самую значительную долю нового бизнеса на рынке (13,6%), сокращение по сравнению с прошлым годом составило 51,6%. У «ВТБ Лизинга» (доля рынка по новому бизнесу — 13,3%) падение за шесть месяцев этого года составило 33,8%, а у Европлана» (4,1%) – и вовсе 54,2%.

Нынешнее сжатие рынка лизинговых услуг для малого и среднего бизнеса оказывает пагубное влияние на экономику в целом. Ведь до недавнего времени лизинг был одним из главных драйверов спроса на профессиональную технику и оборудование. Механизмы стимулирования лизинговых услуг, в основном реализуемые посредством двух федеральных программ поддержки (Минэкономразвития и Минпромторга РФ), представляют собой субсидии по лизинговым и авансовым платежам. Однако фундаментальную проблему падения спроса, которая и привела к текущей непростой ситуации, только субсидиями не решить. Нужны комплексные решения, которые сочетали бы в себе как кредитные, так и лизинговые инструменты.

Сейчас необходимо в первую очередь максимально удлинить финансовую нагрузку на бизнес, чего можно добиться только синергией существующих механизмов поддержки и повышением уровня образования самих бизнесменов.

Как уже было сказано, лизинговые услуги востребованы, прежде всего, предприятиями реального сектора – именно теми компаниями, которые в первую очередь обеспечивают рост экономики. Почему бы не сделать лизинг одной из составляющих комплексной поддержки предприятий, которые подают заявки на получение субсидий по процентным платежам по кредитам или других форм государственной помощи?

Для неэффективных или «мертворожденных» предприятий лизинг бесполезен и станет лишней долговой нагрузкой. Но для компаний, стремящихся к модернизации собственных производственных мощностей или готовящихся открыть новое производство (а один из законов реального сектора – успеть переместиться туда, где спрос выше), лизинг вкупе с целевыми кредитами жизненно необходим.

Понятно, что комплексное предложение, которое сочетало бы в себе лизинговые услуги и кредиты, похоже на навязывание того или иного механизма поддержки. Однако при грамотном сочетании оба этих механизма крайне эффективны, а главное – не слишком затратны для самого бизнеса. Более того, таким образом в какой-то мере решается и проблема нежелания лизинговых компаний брать на себя лишние риски в связи с тем, что лизинг как инструмент очень требователен к совершенству бизнес-модели.

Интеграция лизинговых механизмов в существующие формы поддержки может решить сразу три проблемы: снижения стоимости закупки иностранного оборудования, контроля за качеством продукции, произведенной в рамках импортозамещения (пока по многим позициям у нас получается хуже качеством и дороже), а также надвигающегося дефицита производственного оборудования и спецтранспорта.

Времени на эти, прямо скажем, непростые преобразования осталось совсем мало. Если сможем обеспечить необходимую синергию и донести ее привлекательность до бизнеса – уверен, ситуация в экономике будет постепенно исправляться к лучшему.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции