Российская компания выпустила новую криптовалюту — пиаркоин. Она ничем не обеспечена, да и вообще, по сути, не существует. Но зато на нее можно купить внимание прессы и чиновников и получить реальную выгоду.

Не удивлюсь, если завтра весь пиар-отдел QIWI будет обмывать в каком-нибудь дорогом баре честно заслуженные премии. На пустом месте получить кучу публикаций в деловой и популярной прессе, включая весьма массовые издания, — это успех. На бестемье сообщение о «первой российской криптовалюте битрубль» вызвало большой интерес СМИ, а не очень хорошо знакомая с реальной ситуацией на данном рынке публика принялась активно разносить эту новость по социальным сетям. Дело дошло до того, что отреагировали даже высокопоставленные чиновники, еще сильнее поднимая «важность» и «значимость» совершенно бессмысленного сообщения.

Почему новость о битрубле — чистый пиар и ничего больше?

Во-первых, заявленный битрубль — далеко не «первая российская криптовалюта». Попытки создать собственный «коин» не раз и не два предпринимались российскими энтузиастами: можно вспомнить, например, wishcoin, rucoin или copperlark, да много их было. Как и подавляющее большинство прочих альткоинов (криптовалют, альтернативных биткоину), эти проекты не стали популярными.

Во-вторых, анализ изначальной заметки «Коммерсанта», от которой и пошла информационная волна, показывает: то ли в компании пока не знают, что именно они собираются делать, то ли напускают туману относительно своих планов. Цитата: «При запуске своей виртуальной валюты QIWI намерена использовать технологию blockchain, на основе которой создана платежная система Bitcoin… [л]ибо... технологию bitshares, которую можно описать как децентрализованную биржу криптовалют». Вообще-то, технология bitshares сама основана на блокчейне (это слово давно пишется по-русски), поэтому противопоставлять их как-то странно. Собственно, блокчейн сам по себе — всего лишь электронный «журнал операций», важным является не использование этой технологии, а ее конкретная реализация.

Вероятно, на самом деле имелось в виду противопоставление «простых» криптовалют первого поколения типа биткоина и технологии «умных контрактов», в рамках которой криптовалюта — лишь одна из опций. Но в этом случае вызывает недоумение разговор о «сотнях миллионов рублей», которые нужны на реализацию проекта (и это будет третьей причиной восприятия данной истории как примера чистого пиара). Для создания собственного «коина» первого поколения достаточно пары средних программистов, ящика пиццы и недели времени — тут все давно отработано и едва ли не автоматизировано. Построение же с нуля собственной системы «умных контрактов» уровня bitshares — задача на порядки более масштабная, чем запуск какого-то «битрубля». И говорить стоило бы о ней, а не об очередной криптовалюте, коих в мире уже не одна сотня.

Наконец, в-четвертых, если внимательно вчитаться в текст заметки, можно понять, что ее реальная цель — поднять шум вокруг проблемы полузапрета криптовалют в России и вывести на разговор об этом ЦБ и правительство. Причем генеральный директор QIWI Сергей Солонин, похоже, претендует на роль представителя индустрии в переговорах с чиновниками. То есть это своего рода провокация: мол, мы тут уже делаем дела на «сотни миллионов рублей», а государство до сих пор не определилось, как ему нас контролировать. Не удивлюсь, кстати, если в случае успеха этой провокации следующим шагом станет предложение полностью запретить иностранные криптовалюты в России, открыв рынок для патриотичных битрублей под контролем ЦБ и ФСБ, с именными электронными кошельками и налоговой отчетностью. Под эгидой самой компании, конечно, и с государственной поддержкой. Импортозамещение в финансовой сфере — тема жирная, хорошее место в ней может обеспечить удачливого бизнесмена на всю оставшуюся жизнь.

Отдельно стоит заметить, насколько показательной стала реакция чиновников на выступление г-на Солонина в газете. По теме внезапно высказались финансовый омбудсмен Павел Медведев и замминистра финансов Алексей Моисеев. Оба обозначили негативную позицию по отношению к криптовалютам. Моисеев считает биткоины «игрушкой», а Медведев назвал планы QIWI «техническим хулиганством».

Проблема в том, что пока российские чиновники отмахиваются от «игрушечной» технологии, крупнейшие финансовые компании мира и сотни стартапов вкладывают в криптобудущее миллиарды долларов. Цифровые финансы сегодня — это что-то вроде компьютеров в 1950-х: смешные ламповые вычислители размером с комнату, из которых на глазах одного поколения вырос совершенно новый мир с айфонами, виртуальной реальностью и Банки.ру. Кстати, с компьютерами у наших чиновников в прошлый раз тоже не очень хорошо получилось.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции