Наше правительство на уходящей неделе впервые открытым текстом сказало нам: в России никакой не кризис, а «новая реальность». Причем не российская, а мировая. Поэтому выходить из кризиса мы даже не будем пытаться: разве можно выйти из «реальности»? Тем более не из своей, а из мировой.

Кажется, зачем нам с вами с точки зрения нашей рутинной повседневной жизни слушать, что там говорит министр финансов, и читать, что пишет премьер? Где они и где мы? Но если все-таки послушать и почитать, мы узнаем много интересного лично о своем настоящем и будущем.

Вот выступает министр финансов Антон Силуанов на правительственном часе в Госдуме, объясняя депутатам, что бюджет на 2016 год готовится в непростых макроэкономических условиях. И говорит: «Произошли экстраординарные события, и нельзя делать вид, что все идет по-старому. Нельзя закрывать глаза и говорить себе, что все скоро вернется на свои круги и все станет, как 1,5—2 года назад. Такого не произойдет». А теперь сравните эти слова с другими: «Рост мировой экономики будет сохраняться. Темпы снижаются, но рост точно будет. Экономика будет расти. И наша экономика выйдет из сегодняшней ситуации. Сколько на это потребуется времени? При самом неблагоприятном стечении обстоятельств — я думаю, что года два». Это говорил президент Путин в ходе своей ежегодной большой пресс-конференции в декабре 2014 года.

Вряд ли можно допустить, что министр полемизирует с президентом. Просто за последние девять месяцев в правительстве родился ребеночек пришло понимание: само не рассосется. Вот премьер-министр Дмитрий Медведев пишет большую статью для журнала «Вопросы экономики». И в ней мы, в частности, читаем: «Говоря... о ситуации, в которой находится Россия, вряд ли возможно и ее быстрое ухудшение (хотя именно это нам предсказывали еще недавно), и быстрый выход на траекторию такого роста, который был характерен для предыдущего десятилетия. Дело не только в геополитике и не в санкциях — ими можно объяснить лишь часть проблем. Сама геополитика и санкции являются результатом действия более общих и фундаментальных причин — глубокой трансформации системы миропорядка». Этот текст даже называется «Новая реальность: Россия и глобальные вызовы».

В зависимости от вашего мировоззрения, вы можете считать, что да, это действительно формируется какой-то новый миропорядок на месте какого-то старого. И поэтому мы с вами обречены на бедность бог знает сколько лет, пока все на планете не устаканится. Или что, наоборот, в «новой реальности» находится не мир, а только сама Россия. Что если она вернется в «старую реальность» и начнет заниматься собственной экономикой вместо геополитики, вполне возможны и устойчивый экономический рост, и увеличение доходов населения, и 25 млн новых рабочих мест в стране к 2025 году, которые обещал нам президент во время предвыборной кампании в 2012 году.

Но сейчас это неважно. Какая разница, почему нет воды, когда вы хотите пить? Важно, что есть санкции. Нефть в районе 50 долларов за баррель. Доллар по 65 рублей. Растущий дефицит бюджета вместо совсем недавнего профицита. Отсутствие денег у государства на то, чтобы индексировать пенсии, социальные пособия и зарплаты бюджетников на размер реальной инфляции. Важно, что банковская система почти перестает зарабатывать прибыль. Что миллионы россиян не в состоянии обслуживать старые кредиты и брать новые. Что с начала года импорт в Россию упал почти на 40%, а на вопрос, что такое «импортозамещение», наиболее точно отвечает команда КВН «Сибирские сказители»: «Ну, пока только слово придумали».

Понятно, что пока будет устанавливаться этот новый миропорядок на месте рухнувшего старого, как рассказывает наше правительство, нам надо как-то зарабатывать деньги, учить детей, лечить стариков, есть, пить, одеваться, обуваться. Миропорядков может быть много, устанавливаться они могут десятилетиями или даже столетиями, а у нас в распоряжении одна-единственная короткая жизнь.

Министр Силуанов сказал депутатам: российский бюджет необходимо адаптировать к новой экономической действительности, в которой уже не будет высоких цен на нефть, рост экономики будет умеренным, а государству придется идти на структурные реформы и снижать текущие расходы. Примерно тем же самым будем заниматься и мы с вами. Снижать текущие расходы, проводить структурные реформы свое жизни: менять рацион, предпочтения в одежде и обуви, воспитывать силу духа и культивировать самоограничение. Благо опыт наши предки в этом деле накопили немалый.

«Мы выдержали шок, с которым столкнулись», — сказал министр Силуанов. И мы выдержали. Запаслись гречкой и бытовой техникой. Пока есть еда в магазинах, деньги в банках и наших кошельках, это точно никакой не шок.

Конечно, мы еще до конца не осознаем, что у большинства ныне работающих россиян при сохранении нынешних тенденций и пенсионного возраста (но его увеличат, не сомневайтесь) может вообще не быть пенсий. Никаких. Ни накопительных, ни гарантированных государством. Что разговоры экономистов о «ловушке доходов» среднего класса, который якобы не мог заработать больше и уперся в «потолок», теперь не имеют смысла. Выход из «ловушки» нашелся сам собой — только не вверх, а вниз.

Но есть и хорошая новость. Если российское правительство — в широком смысле этого слова — все-таки поймет, что миропорядок миропорядком, а другой страны ни у нас, ни у него нет и ни ему, ни нам не отпущено ни десять, ни двадцать жизней, мы все-таки начнем и сможем выйти из кризиса. И санкций не станет. И даже нефть по 50 долларов не будет казаться нам ужасным ужасом — есть люди, которые прекрасно помнят, как мы радовались лет 16 назад, когда она вдруг подскочила до 20!