Министерство экономического развития нанесло удар ЦБ с совершенно неожиданного направления. Оно поддержало политику укрепления рубля, которая противоречит политике свободного плавания рубля, осуществляемой Банком России.

22 сентября в СМИ появились сообщения, что Министерство экономического развития РФ представило «совершенно новую идею запуска экономического роста уже в 2016 году» — политику укрепляющегося рубля, которая должна снизить отток капитала. Заочно полемизируя с этой идеей, первый заместитель председателя Банка России Ксения Юдаева на дискуссии в Американской торговой палате 24 сентября заявила: «Переход к плавающему курсу уже позволил ускорить первичную адаптацию экономики к низким ценам на сырье, стал ключевым фактором адаптации платежного баланса».

Это старая как мир дискуссия, нужен ли России слабый или сильный рубль. Она напоминает вражду тупоконечников с остроконечниками из «Путешествий Гулливера».

Пока сильнее позиции сторонников слабого рубля. ЦБ отпустил рубль в свободное плавание, что в условиях рецессии и падения нефтяных цен означает ослабление рубля. На 24 сентября рубль девальвировал относительно доллара за год на 42,6%, его на прошлой неделе опередил бразильский реал, девальвировавший на 43,6%. На третьем месте – замбийская квача (-41,6%), на четвертом – белорусский рубль (-40,3%), на пятом – украинская гривна (-40%).

Однако 10 августа президент РФ Владимир Путин похвалил председателя ЦБ Эльвиру Набиуллину: «…Центральный банк многое делает для укрепления национальной валюты, во всяком случае для того, чтобы она чувствовала себя стабильно, чтобы так же стабильно чувствовала себя наша финансовая система в целом. Вижу, как настойчиво вы идете по этому пути».

Укрепление рубля в условиях слабеющей экономики и низких нефтяных цен возможно за счет растраты международных резервов, которые и без того находятся на относительно низком уровне. На 18 сентября они составили всего 369 млрд долларов, тогда как 19 августа 2011 года достигали уровня 544 млрд, а 8 августа 2008 года – 598,1 млрд долларов. Из-за мощного ослабления рубля ЦБ вынужден был в конце июля прекратить покупку долларов США, направленную на восстановление международных резервов.

Также для укрепления рубля необходима жесткая монетарная политика, в первую очередь – повышение ключевой ставки. Между тем восстановление экономического роста требует ослабления монетарной политики. Ведь при нынешнем уровне процентных ставок ни о каких инвестициях в производство не может быть и речи.

Наконец, общеизвестно преимущество, которое дает слабая национальная валюта, – стимулирование экспорта и противостояние импорту.

Поддержка Минэкономразвития идеи укрепления рубля (в самом министерстве этого пока официально не подтверждают. — Прим. ред.), которой соответствует жесткая монетарная политика, а значит, и повышение ключевой ставки, выглядела бы удивительно. Ведь такая политика противоречит интересам производителей, удушаемых высокими процентными ставками.

Разумеется, укрепление рубля и ужесточение монетарной политики будут способствовать снижению оттока капитала. Но пока эти действия не начнут сопровождаться институциональными реформами, мы будем наблюдать лишь приток спекулятивного капитала в рамках carry trade, что вредно для национальной экономики.

Конечно, хорошо бы иметь крепкую валюту, это солидно и престижно. Однако «протягивай ножки по одежке». Слабая экономика – слабый рубль. От этого никуда не уйти. Но в то же время ЦБ не должен самоустраняться от выполнения своей конституционной задачи. Параграф 2 статьи 75 Конституции РФ гласит: «Защита и обеспечение устойчивости рубля — основная функция Центрального банка РФ».

Политика инфляционного таргетирования и свободного плавания рубля не является оптимальной для России. То, что хорошо для развитых и хорошо диверсифицированных экономик, не подходит для развивающейся и слабодиверсифицированной экономики России.

Из-за слабой диверсификации нашей экономики рубль зависит преимущественно от одной-единственной высоковолатильной переменной – цены нефти. Высокочастные и высокоамплитудные флуктуации цены нефти через скачки курса рубля транслируются в экономику России, способствуя ее дестабилизации. Противостоять долгосрочным тенденциям на рынке углеводородов с учетом относительно низкого уровня международных резервов невозможно. Но можно ослабить разрушительное влияние колебаний нефтяных цен, стабилизируя рубль. Речь идет не о фиксации рубля, а об ослаблении его колебаний. И как раз этой цели неплохо служил валютный коридор, от которого ЦБ отказался в прошлом году.

Еще раз хотелось бы повторить старую истину: России нужен не сильный и не слабый рубль. России нужен рубль стабильный.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции