Возвращаясь к теме высоких технологий в банковской сфере, попробуем посмотреть, что произойдет, в случае если никакой катастрофы — ни глобальной, ни локальной — все-таки не произойдет. В конце концов, катастрофа — явление редкое и маловероятное, а с поступательным развитием технологий мы сталкиваемся постоянно.

Кстати, помочь высоким технологиям может тот самый кризис, о котором мы так много говорим. По крайней мере, серьезные технологические изменения могут в первую очередь произойти в тех небольших частных банках, которые в итоге выживут. Для них это жизненно необходимо: чтобы хоть как-то конкурировать с государственными гигантами, надо предложить совершенно уникальную, но полезную клиентам услугу. Такой услугой как раз может стать переход к «сервису завтрашнего дня».

Следующее поколение банковских технологий должно привести к радикальным изменениям в отношениях банка с розничными клиентами. Банк завтрашнего дня не имеет массы офисов: это дорого и неэффективно. Общение с клиентом происходит через телефон, Интернет и терминалы самообслуживания, в которые превратятся нынешние банкоматы. При этом любой тип коммуникации клиента с банком позволяет производить любые операции. Сейчас во многих банках «из соображений безопасности» возможности дистанционной работы со счетом ограничены. Конечно, времена, когда в Интернете вы могли получить только справку о состоянии счета, прошли, но проводить без лишних сложностей внешний платеж позволяют далеко не все банки. Не говоря уже о получении кредита или овердрафта, открытии депозитных счетов и прочей традиционно «бумажной» работе.

Другой важный признак банка будущего, как ни странно, пришел из прошлого. Лет двести назад банкиры лично знали едва ли не каждого своего клиента и работали с каждым на персональных условиях. Сейчас, когда банки имеют тысячи и десятки тысяч клиентов, царит «конвейерный» подход: линейка депозитов обычно не слишком разнообразна, кредиты основываются на формальных требованиях скоринговых систем, тарифы почти не зависят от стиля обращения клиента со счетом, а «собрать» сложную банковскую услугу из имеющихся предложений почти невозможно. В будущем у самых прогрессивных банков должен произойти возврат к персонализированным отношениям с клиентами. Но, конечно, на совершенно новом технологическом уровне: поможет в этом гибкая, самообучающаяся система, основанная на наработках в области искусственного интеллекта. Каждый клиент в зависимости от своих требований, предпочтений, сумм на счетах, стиля поведения получит личный тарифный план — с собственными процентами по депозитам, персональной платой за кредит и уникальным набором услуг.

Именно сочетание этих двух факторов — максимальной «оторванности» клиента от «физического» банка и максимальной персонализации работы — позволит небольшим, но технологически продвинутым российским банкам занять свое место на рынке. А нам — клиентам — всегда полезно иметь выбор: вставать в очередь к оператору в ближайшем отделении «старого» банка или научиться эффективно работать с «банком нового типа». А учиться придется: новые технологии меняют не только способ общения с банком, но и стиль управления личными финансами. Готовы ли мы к этому?