На инвестиционном форуме «Россия зовет!» выяснилось, что у нас не дно кризиса (то есть мы не где-то очень глубоко, откуда надо карабкаться вверх), а пик (то есть мы где-то очень высоко, и теперь главное – не разбиться при падении на грешную землю). При этом наша гордость собой растет прямо пропорционально росту нашей бедности.

Большое видится на расстоянии. Например, масштабы наших экономических «достижений» последних без малого двух лет, когда собственная экономика и жизнь рядовых граждан, похоже, окончательно перестали занимать власть, проступают только сейчас. Про удвоившиеся за это время темпы роста инфляции, уполовинившийся к евро и доллару рубль и падение реальных доходов населения после многих лет роста более или менее знают все, кто в принципе обращает внимание на экономические новости. Но есть менее заметные, хотя и более впечатляющие индикаторы. Вот, например, банк Credit Suisse опубликовал ежегодный доклад Global Wealth Report. По оценкам авторов доклада, из-за обвала рубля благосостояние российских семей в долларовом выражении за год рухнуло на 40% и вернулось аккурат на десять лет назад – на уровень 2005 года. С середины 2014-го благосостояние россиян в долларовом эквиваленте из-за девальвации рубля снизилось с 19 590 до 11 726 долларов. Совокупное благосостояние жителей России уменьшилось с 2,2 трлн долларов до 1,3 трлн.

Под благосостоянием аналитики Credit Suisse понимают совокупность финансовых и нефинансовых активов за вычетом долгов. По расчетам Credit Suisse, у каждого россиянина в среднем 11,3 тыс. долларов нефинансовых (реальных) активов, 2 490 долларов финансовых активов и около 2 тыс. долларов долга. При этом с 2014 года доля долгов в активах населения в среднем выросла с 12% до 15%. То есть мы не только обеднели, но еще и стали больше должны – банкам или государству.

За эти полтора года «на десять лет беднее» стали не только мы с вами. Изрядно обеднела и страна Россия. Достаточно посмотреть на рэнкинг национальных брендов – «стоимость» стран, рассчитанную по определенным критериям. Пятерку самых дорогих национальных брендов по-прежнему составляют США, Китай, Германия, Великобритания и Япония. Соответствующий рэнкинг 2015 года опубликовала компания Brand Finance, ведущий независимый консультант по оценке стоимости брендов.

Сохранившая лидерство Америка увеличила за год стоимость своего бренда как страны на 2% по сравнению с 2014 годом — до 19,703 трлн долларов. Причем стоимость бренда «США» определяет вовсе не роль «мирового жандарма». Она складывается из размеров экономики страны. Из наличия в мире большого рынка, «покупающего американское». Из представленных по всему миру компаний и организаций, чье американское происхождение составляет существенную долю их привлекательности. Свой вклад, по оценкам авторов рэнкинга, вносят «лидирующая на мировом рынке система высшего образования США» и «мягкая сила», основанная на доминировании Штатов в музыкальной сфере и индустрии развлечений. В Brand Finance предполагают, что именно эта «мягкая сила» позволит США оставаться самым дорогостоящим брендом даже некоторое время после превращения Китая в крупнейшую мировую экономику. К слову, по размерам внешнеторгового оборота Китай уже обогнал США.

Помимо «стоимости» разных стран мира, зависящей от их ВВП, то есть от связываемых с брендом доходов, Brand Finance оценивает «силу» брендов. В этом рэнкинге на первом месте стоит Сингапур, воспринимаемый как «современное, инновационное, деятельное государство, дружелюбное по отношению к иностранцам и наращивающее потенциал в культурной сфере». За Сингапуром в рэнкинге самых сильных брендов, по оценкам 2015 года, следуют Швейцария, ОАЭ, Финляндия и Новая Зеландия.

Где же там Россия? В число самых сильных брендов, по версии Brand Finance, она не входит вовсе. Видимо, потому, что ничего современного, инновационного и дружелюбного по отношению к иностранцам в последнее время точно не демонстрирует. В рэнкинге самых дорогих брендов Россия опустилась за год с 12-го места на 18-е. И вошла в тройку «лидеров» брендов с худшей годовой динамикой.

А теперь главная цифра. Внимание: за год РФ потеряла 31% стоимости своего бренда. Почти треть. Теперь бренд «Россия» оценивают в 810 млрд долларов против 1,167 трлн год назад. Худшую динамику показали только Украина (снижение стоимости бренда на 45% за год до 44 млрд долларов, падение с 53-го на 68-е место) и Перу (минус 33%, 114 млрд долларов, 52-е место после 44-го).

Так что распространенные в России представления, будто бы мы наконец показали миру «кузькину мать», как-то не очень подкрепляются цифрами. Можно, конечно, утверждать, что это «неправильные пчелы и они несут неправильный мед», что иностранные авторы рэнкингов и экономических докладов сознательно хотят нас «опорочить». Но мы же с вами тоже не слепые: цены в магазинах и цифры в обменниках банков видим. Поэтому споры о том, на дне ли мы кризиса или на его пике, особого значения не имеют. Важно, чтобы страна становилась сильнее и богаче. Потому что можно быть бедными и гордиться страной, но гордиться бедностью – точно не доблесть.