На днях ЦБ утвердил перечень десяти системно значимых банков, на которые распространятся требования к соблюдению показателя краткосрочной ликвидности и дополнительные требования к достаточности капитала в соответствии с «Базелем III». Курс государства на дальнейшее сокращение количества банков очевиден. Но сколько банков и каких именно нужно России?

Чтобы ответить на этот вопрос, важно понимать: структура банковской системы страны – вопрос не только и не столько экономический, сколько несущий на себе отпечаток исторических традиций и национальных особенностей. Если взять две сходные по уровню своего развития и культуре страны, США и Канаду, мы увидим две разные банковские вселенные – децентрализованная система США с несколькими тысячами банков и несколько десятков крупных банков, функционирующих в банковской системе соседней Канады. Вопрос, сколько и каких банков должно быть в стране, поднимается давно и часто. Для России, где нынешней банковская система всего четверть века, вопрос ее оптимизации остается насущным. Посмотрим, что мы имеем на сегодняшний день.

По состоянию на 1 октября 2015 года в Российской Федерации действовало 774 кредитные организации, в том числе 721 банк. При этом более двух третей чистых активов банковского сектора приходится сегодня на долю менее чем 20 банков. Более половины — зарегистрированы в Москве. В марте 2013 года в центральном аппарате Банка России был создан департамент надзора за системно значимыми кредитными организациями. Включение банков в число «бессмертных» производится в соответствии с указанием № 3174, где определены критерии отнесения кредитных организаций к числу социально значимых. Обновление списка системно значимых банков 20 октября 2015 года еще раз демонстрирует приверженность регулятора курсу на дальнейшее сокращение числа кредитных организаций.

К чему может привести полный отказ от нескольких сотен мелких и средних банков, замена их на местах? Во-первых, к ослаблению конкуренции в банковской сфере. Во-вторых, может лишить некоторые «неперспективные» регионы адекватного банковского обслуживания, так как крупнейшие банки просто не захотят туда идти. Кроме того, мелкие банки находятся ближе к клиенту, там быстрее принимаются решения. Такие банки хорошо знают специфику региона и его потребности.

Таким образом, налицо дилемма: какой вопрос решать в первую очередь? Повышать капитализацию и надежность банковской системы или стимулировать охват всех отраслей и регионов клиентоориентированными банковскими структурами? Думаю, можно говорить о возможности создания в России трех- или даже четырехуровневой кредитно-банковской системы.

При этом на втором уровне будут находиться крупнейшие банки федерального значения с генеральными лицензиями и разветвленной филиальной сетью, на третьем – небольшие банки с ограниченными лицензиями и, возможно, на четвертом – небанковские структуры, призванные решать задачи микрофинансирования, экспресс-платежей и т. д., куда попадут кредитные кооперативы, а также специализированные финансовые институты. Возможен и такой подход, что третий уровень будет объединен с четвертым.

Роль небанковских финансовых организаций в этой схеме неоценима. Они способны заполнить ниши, не всегда доступные федеральным банкам. Ограничение лицензий небольших кредитных организаций можно компенсировать им более мягкими требованиями к капиталу.

Пытаясь разобраться, сколько банков должно быть в стране, какие банки нужнее – крупные или мелкие, нельзя обойти вопрос о социальной роли банков. Сегодня можно говорить не только о социальной ответственности отдельных кредитных организаций, но и социальной ответственности банковской системы в целом. Роль мегарегулятора в решении социальных задач понятна – повышение надежности банковской системы и сопряженные с этим моменты. Что касается коммерческих банков, то имеет смысл, в зависимости от их размера и роли, распределить между ними социальную нагрузку.

Что должны делать крупные системообразующие банки?

Во-первых, участвовать в финансировании и софинансировании крупных социально-экономических проектов. На практике софинансирование выражается в том числе в перераспределении ресурсов Банка России для реализации государственных приоритетных кредитных программ. К таким программам относится, например, программы финансирования жилищного строительства или малого и среднего бизнеса. При этом крупные банки становятся кредиторами второго уровня и берут на себя дополнительные риски, связанные с кредитованием более мелких банков-заемщиков, зачастую в рамках «чистых» беззалоговых линий.

Во-вторых, в рамках поддержания стабильности банковской системы системообразующим банкам могут ставиться задачи по прямому приобретению проблемных банков (как это уже было в случаях с Гута-банком или Банком Москвы). Крупные банки могут также напрямую участвовать в уставных капиталах региональных банков, существование которых способствует выполнению государственных программ поддержки определенных территорий и/или отраслей. Такие мероприятия повышают уровень капитализации банковской системы в целом.

В-третьих, крупным банкам больше, чем мелким, доступно внедрение новых технологий. А это позволяет решать такие социально значимые задачи, как повышение качества банковских продуктов и услуг с одновременным снижением их стоимости.

Наконец, системообразующие банки чаще, чем мелкие, могут позволить себе прямое финансирование социальных проектов. При этом нельзя сбрасывать со счетов тот факт, что благотворительность и спонсорство способствуют повышению социального статуса банка в регионе. Это увеличивает доверие к банку со стороны существующих и потенциальных клиентов и дает долгосрочный экономический эффект.

Мелким и средним региональным банкам может быть отведена своя роль в решении социально-экономических вопросов.

Небольшим банкам доступно проникновение в самые дальние регионы и охват мелких населенных пунктов. Это повышает доступность финансовых услуг организациям и населению на всей территории страны.

Для таких банков характерны гибкость и быстрота в принятии решений. Это, как правило, создает комфортные условия для клиентов и побуждает их к сотрудничеству с банковским сектором.

Мелкие и средние банки выполняют роль «подлеска» для банковской системы. Зачастую такие банки представляют собой будущие крупные финансовые структуры. Кроме того, небольшие банки позволяют сохранить конкуренцию в банковской сфере, особенно на местах, что также способствует повышению качества банковских продуктов и услуг. А это, как говорят многочисленные опросы, является одной из главных социальных задач банковского бизнеса.

Местные банки охотнее принимают участие в решении муниципальных и региональных социальных задач.

Дифференциация банков по решаемым ими социально-экономическим задачам – вопрос не одного дня. Но, на наш взгляд, уже сейчас заслуживающий широкого обсуждения и последующих законодательных инициатив.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции