До недавнего времени досрочное погашение кредитов для многих заемщиков было целью № 1. Даже если платеж не был обременительным для бюджета. Закрыть и забыть! Но теперь достичь этой цели стало сложнее. В НБКИ даже подсчитали, насколько – плюс-минус в два раза.

С одной стороны, проблема не первостепенная. Ну подумаешь, было 37,2% досрочно закрытых автокредитов, стало 15,2%. Раньше каждый четвертый закрывал потребительский кредит или ипотеку раньше означенного, сейчас – только 13,8% и 14,8% соответственно.

Но, если посмотреть с другой стороны, куда делись деньги-то? Кто-то то, что раньше относил в банк по кредиту, отнес в тот же банк, но в другую кассу, с вкладами. Ставки в начале года были роскошные и процентов на 8–12 (тут уж кому как повезло) выше тех, под которые были привлечены кредиты. И, возможно, они вернутся процентами на досрочное погашение, когда закончатся их сверхдоходные вклады, как считает глава НБКИ Александр Викулин. Но, может, и нет. Возможно, они присоединятся к тем, которые досрочно не платят, потому что просто не из чего досрочно. Насобирать бы на «срочно».

Свободные деньги – а именно они и шли на досрочное погашение кредитов – буквально проедают инфляция и снижение реальных доходов населения в связи с ней и отрицательным ростом зарплат. Еще в июле Михаил Задорнов (ВТБ 24), делал прогнозы о сокращении на 6–7% реальных доходов по году. Но с ним не соглашался Росстат, который уже на тот момент насчитал 6,4%, а впереди были еще пять месяцев. Урезали траты, отказались от лишнего. Но не хватает даже на то, что осталось. На то, что действительно необходимо.

Далеко ходить не нужно. До ближайшего гастронома можно дойти, все станет ясно. Килограмм говядины 12 января (по данным Росстата) стоил 282 рубля 66 копеек. 19 октября – уже 315 рублей 30 копеек. 10% с гаком. Ржаной хлеб был 37 рублей 74 копейки, стал 41 рубль 17 копеек. Тоже 10% и тоже с гаком. И так по всему, что точно не фуа-гра, а просто должно входить в рацион для сбалансированного питания. И это не без отпуска за границей обойтись, который на условную тысячу евро подорожал на ровном месте. Это реальная проблема.

В качестве литературного отступления между строк философский вопрос: вот как так, интересно, получается, что жить становится хуже – да вот же, на 10% как минимум, посмотрите! – а рейтинг действующего президента отрастает еще на 3%? С и так невероятного до прямо-таки сказочного? Удивительные мы с вами люди, дорогие россияне. Вот что.

Но вернемся к теме. Логика событий показывает, что банкам вообще-то надо взять на карандаш тех, кто гасил-гасил кредит чуть-чуть вперед – и не стал. Потому что следующая стадия после прекращения досрочных платежей – прекращение срочных. И вот, если эти цифры, даже за вычетом тех, кто лучше не будет есть мяса, но с банком расплатится, прибавим к действующей просрочке, вырисуется довольно катастрофическая ситуация.

С этой ситуацией могут не справиться прорицаемые министром Улюкаевым 1,1% роста реальных доходов населения в 2016 году и по 3% в каждый последующий год. Потому что такими темпами мы только четыре года будем отыгрывать свои потери 2014-го. И все это время кому-то не будет доступно самое важное, и будут «плохие» кредиты, и та самая социальная напряженность, которой всеми силами сейчас стараются избежать экономисты с чиновниками.

И что, спросите вы.

А ничего! Было бы дело в какой-нибудь Франции, были бы шествия, митинги и прочие массовые мероприятия под общими лозунгами «Что за дела?!», «Довольно раскачивать лодку», «Сделайте уже что-нибудь с инфляцией!», «Куплю санкционку задорого» и «Не мешайте нам зарабатывать!». Но, как я уже говорил, мы с вами удивительные люди. Поэтому и ничего. Просто ради цифры отметить себе и подумать.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции