Опять у нас финансовые власти озаботились степенью валютизации общества – как корпоративного, так и «домохозяйственного». Эльвира Набиуллина, выступая на Гайдаровских чтениях, сообщила, что уровень долларизации – одна из проблем, которая ЦБ беспокоит: «Это определяется и сложившимися практиками, и привычками. Это то, что представляет собой вызов, так как эту проблему нельзя разрешить административными методами», – сказала она.

Можно, конечно, поерничать и задаться вопросом, что же больше беспокоит главу регулятора — уровень долларизации или все же то, что эту проблему нельзя решить при помощи указаний и инструкций? Не помню, чтобы ЦБ когда-то жаловался на отсутствие административного ресурса. Это скорее некое кокетство, присущее женскому полу. Вроде как хозяйка, которая говорит гостям, что у нее пироги подгорели, напрашиваясь на комплимент ее кулинарному искусству. Никто ведь не мешает ЦБ в лихую годину ограничить хождение валюты в стране – и аргументы нужные для депутатов в случае чего найдутся, и оппозиция (особенно красно-патриотическая) поддержит. И настрой нужный можно обеспечить, уронив рубль, скажем, процентов на 30–40, спровоцировать интерес к доллару, а затем запретить или ограничить свободный обмен.

Но нет же, сидят в Банке России одни либералы, свили там гнездо монетаризма и не хотят монополии рубля. Думают, что все можно решить рыночными методами, свободным обменом и плавающим курсом.

Нет в России давно уже никакой долларизации, чтобы с ней можно было бороться как со злом. Была в 90-е годы, да вся вышла. Долларизация — это когда в каждый второй магазин можно было принести зеленые бумажки и уйти с товаром. Так было, когда любой ларек имел на витрине значок с долларом, означающим, что здесь вам поменяют доллар на рубли или примут в оплату по весьма умеренному курсу (то есть не сильно отличающемуся от других ларьков). Даже в продуктовых магазинах долларами тоже не гнушались – это было выгоднее, потому что продукты портились медленнее, чем рубль: за день курс мог рухнуть на 20%, как это случилось в первый «черный вторник» в 1994 году. Инфляция была такая, что проще было писать цены в долларах – экономия на одних ценниках получалась приличная. Только потом власти спохватились и ввели запрет на валютные ценники, после чего прижились «условные единицы», они же «убитые еноты». Про сбережения и говорить нечего: все заначки были зелеными и «матрасными» – в банках держать деньги считалось не надежнее, чем в «пирамиде». Там хоть доходы были повыше.

Теперь ничего такого нет, валюту 90% населения держит только в туристических целях. Остальные или параноики, или не в ладах с законом. 20 млрд наличных долларов на руках у населения – это та же самая сумма, которая была, по экспертным оценкам, 20 лет назад. Но тогда и доходы были (не номинально даже, а по покупательной способности) в 20 раз меньше. Сегодня вся так называемая долларизация «окопалась» в депозитных базах банков. На 1 августа банки имели 16,2 трлн рублей валютных средств (35,7% от всех средств клиентов), на 1 сентября – 18,3 трлн рублей (38,3% всех средств клиентов). Кажется, много. Но если переложить все по курсу доллара на первый день месяца, то получится, что валютные средства клиентов за месяцы выросли с 266 млрд до 274 млрд долларов. На 8 млрд долларов, то есть рост на 3%. В сентябре, как пишет РБК, российские банки получили от клиентов валюты еще на 9 млрд.

Неприятно, конечно, но не смертельно. И, конечно, бороться с такой «бедой» административными методами все равно что стрелять из пушки по воробьям. А первый зампред Банка России Дмитрий Тулин заявил журналистам, что ЦБ не планирует вести борьбу с долларизацией депозитов населения. И вообще, по его словам, уже не все хотят так однозначно хранить сбережения в иностранной валюте. Фраза, конечно, двусмысленная, потому что катастрофой будет, даже если свои сбережения захотят перевести в валюту хотя бы 50% населения.

Зато если представить на секундочку, что существенная часть валютного притока – это деньги «не слишком богатых» наших соотечественников, имевших вклады до 5 млн долларов в швейцарских банках и попавших под притеснения, – все начинает играть новыми красками. И беспокоиться о чрезмерной долларизации депозитов из таких источников – это мазать сгущенку прямо на варенье. Потому, может, Тулин и не разделяет опасений своей начальницы и не форсирует борьбу. Удержать такие деньги нельзя, а спугнуть можно. Пусть хоть долларами полежат.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции