Слова Андрея Костина на форуме «Россия зовет!» о проблемах кредитования МСБ вызвали бурную дискуссию. Посмотрим, кто прав – госбанкир или его оппоненты.

13 октября глава ВТБ Андрей Костин на форуме «Россия зовет!» заявил: «…Если сегодня малый и средний бизнес не востребован в стране в силу каких-то причин, если сегодня нет поля деятельности для них, то какой смысл больше кредитовать? Это будут невозвратные долги…»

Слова Андрея Костина вызвали бурную дискуссию, причем спектр высказываний был от полного одобрения до огульной критики. Например, председатель правления Торгово-промышленной палаты Республики Татарстан Шамиль Агеев сказал: «Это высказывание Костина мне говорит о том, что он оторван от реальной жизни. Большие деньги любят большие деньги и не думают о занятости населения, не думают о развитии своей страны. Поэтому его высказывание не имеет никакого значения». Однако если бы Шамиль Агеев рассмотрел статистику банковского сектора, публикуемую ЦБ, то он бы понял, что Костин не так уж оторван от реальной жизни и что его высказывание «имеет значение».

Итак, взглянем на статистику банковского сектора, опубликованную ЦБ. Процессы, развивающиеся в сегменте кредитования субъектов малого и среднего бизнеса, не радуют: в условиях нынешнего кризиса просрочка активно растет, а кредитный портфель, как следствие, сжался.

Просроченная задолженность по кредитам, предоставленным субъектам МСБ, выросла за год на 54,5% — с 388,5 млрд рублей на 1 сентября 2014 года до 600,3 млрд рублей на 1 сентября 2015 года.

Доля просрочки увеличилась с 7,6% на 1 сентября 2014 года до 12,2% на 1 сентября 2015-го. Для сравнения: доля просрочки по кредитам, предоставленным крупным предприятиям, на 1 сентября 2015 года составила всего 4,7%.

Банки не склонны выбрасывать деньги на ветер. Немудрено, что объем кредитов, предоставленных МСБ за восемь месяцев 2015 года, сократился на 28,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, тогда как объем кредитов, предоставленных крупным предприятиям, — только на 2,3%.

Кредит, предоставленный субъектам МСБ, сократился за год на 3,7% — с 5,1 трлн рублей на 1 сентября 2014 года до 4,9 трлн рублей на 1 сентября 2015-го. С лета этого года происходит коррекция, но кредит МСБ пока не восстановился до уровней, предшествовавших нынешнему кризису (докризисный максимум 5,4 трлн рублей был достигнут 1 августа 2014 года).

Доля кредитов, предоставленных субъектам МСБ, в общей массе корпоративного кредита снизилась с 19,8% до 15,4%. Эта доля даже меньше доли продукции предприятий малого и среднего бизнеса в ВВП России, составляющей 21%.

Кредит предприятиям МСБ несет больше рисков, чем кредит крупному бизнесу. В условиях кризиса эти риски проявляются в большей доле «плохих» долгов. Предприятия МСБ как заемщики менее надежны, чем крупные предприятия, являются «зоной повышенного риска» для банков. Из-за повышенных рисков доступ предприятий МСБ к рефинансированию более ограничен, что, в свою очередь, способствует росту их кредитных рисков. Существует и другая обратная связь, снижающая устойчивость малых предприятий, – ставки по кредитам МСБ выше, чем по кредитам крупным предприятиям. А в условиях кризиса процентные ставки становятся и вовсе неподъемными, «переламывая хребет» бизнесу.

Есть и еще причины, почему кредиты субъектам МСБ менее привлекательны для банков, чем кредиты крупному бизнесу:

– у предприятий МСБ, как правило, нет такого надежного обеспечения, как у крупных предприятий;

– права требования по кредитам предприятиям МСБ сложно использовать в качестве залога для получения кредитов под нерыночные активы ЦБ, а ЦБ в условиях кризиса является основным источником рефинансирования банковского сектора;

– «малыши» существенно менее прозрачны, у них, как правило, не бывает кредитных рейтингов, а часто и кредитной истории, что затрудняет оценку их кредитоспособности.

Программы поддержки МСБ явно не способны переломить существующую негативную тенденцию. Необходимы не столько государственные субсидии, сколько институциональные реформы, снижающие административное и фискальное давление на малый и средний бизнес, уничтожающие административные барьеры на пути его развития. И в то же время стимулирующие МСБ к повышению прозрачности.

Госгарантии по кредитам МСБ играют позитивную, но весьма слабую роль. Так, на 26 октября Агентство кредитных гарантий предоставило гарантии на сумму 15,6 млрд рублей. В масштабах страны это капля в море.

Позитивную роль в развороте банков лицом к малому бизнесу мог бы сыграть Банк России, если бы он снизил порог допуска прав требования по кредитам МСБ в качестве залога для получения кредитов под нерыночные активы ЦБ.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции