У россиян есть еще полтора месяца, чтобы решить, каким именно способом подарить свои пенсионные отчисления государству — напрямую или через НПФ. Но смысла в этом ритуальном действии никакого, теперь уже практически официально.

Похоже, срок выбора формата пенсионных накоплений продлен не будет. Значит, до конца года оставшимся «молчунам» надо решить, будут ли они передавать накопительную часть пенсионных отчислений частным пенсионным фондам или управляющим компаниям или откажутся от нее. У «молчунов» все пенсионные отчисления пойдут на выплаты нынешним пенсионерам, взамен же они получат «баллы», в соответствии с которыми государство потом будет начислять ту или иную пенсию. Оптимисты же, что в последний момент решат передать часть накопительных отчислений в НПФ, теоретически к моменту выхода на пенсию будут иметь денежные накопления, зависящие от успешности инвестирования их средств.

Право выбора способа накопления пенсии — остатки былой роскоши. Во времена дорогой нефти, стабильного рубля и мирной жизни государство могло позволить себе сделать вид, что готово позволить людям самостоятельно решать, что им делать с небольшой частью отбираемых денег. Мол, базовую пенсию, чтобы не помереть с голоду, обеспечит царь-батюшка, а остальное — свободный рынок, финансовая грамотность и успешные инвестиции. Конечно, под присмотром чиновников, с жесткими ограничениями и отсутствием каких-либо гарантий неприкосновенности этих капиталов.

Времена изменились. Денег теперь мало, страна в кольце врагов, поэтому либерально-финансовые сказки о каких-то там долгосрочных частных инвестициях пора забыть. До прямой отмены самого понятия «накопительная часть пенсии» дело пока не дошло (это впереди), но по факту отчисляемые на это средства людей уже идут в доход государства. Кроме того, начинается процесс повышения пенсионного возраста. То есть дожить до получения отчисляемых сейчас денег шансов все меньше — что страховой части, что накопительной. Наконец, если руководство страны прислушается к советам своих экономических советников о включении денежного «печатного станка», накопления в НПФ очень быстро превратятся в пыль — примерно как вклады в советской сберкассе.

С другой стороны, переживать по этому поводу вообще большого смысла нет. Если говорить о каких угодно денежных накоплениях нынешних 30—40-летних людей в какой угодно валюте, то их судьба примерно так же печальна. Верить в то, что нынешняя денежная система проживет в более-менее неизменном виде еще 20—30 лет, могут только те, кто давно не смотрел по сторонам и не интересуется происходящими в мире событиями. Ко времени достижения нашим поколением возраста выхода на пенсию не будет ни нынешних долларов, ни евро, ни даже легендарных тугриков. В лучшем случае будет нечто новое и удивительное, о чем мы пока даже не подозреваем, в худшем — сигареты и патроны как универсальный обменный товар.

Поэтому «пенсионный» выбор, который еще можно сделать до конца нынешнего года, — такой же бессмысленный, как выбор между одной или другой партией в российской Думе. Результат будет тот же — ничего хорошего для «избирателя». А если нет разницы, то зачем принимать решение? Лучше потратить время и интеллектуальные усилия на что-то более полезное. Например, на сбережение своих доходов от государства, создание и накопление собственности, расширение личной «социальной сети» (в реальной жизни), воспитание детей или заботу о здоровье, чтобы через 20 лет не думать, какую пенсию назначит доброе государство.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции