Мы привыкли думать, будто наши власти постоянно ошибаются в прогнозах или не в состоянии вообще что-то предсказать в экономике из-за «непоняток» с мировыми ценами на нефть и зажигательных экспромтов высшего начальства. Но есть еще одна причина – банальная ложь экономических агентов.

Практически в один и тот же день министр экономического развития Алексей Улюкаев сказал, что спад российского ВВП в 2015 году не превысит 3,8%, вице-премьер Аркадий Дворкович — что падение может составить 5%, а департамент исследований и прогнозирования Банка России в своем докладе подсчитал, что наша экономика по итогам года упадет на 4,2%. Учитывая масштабы российской экономики, 3,8%, 4,2% и 5% — это, как сказали бы в Одессе, «три большие разницы». Кому верить? Министру экономического развития, потому что его министерство главное по экономическим прогнозам в стране? Вице-премьеру, потому что он выше по должности, чем министр экономического развития? Или Банку России, который, в отличие от правительства, формально не отвечает за экономический рост (и спад) в стране, а потому может считать все показатели предельно честно, не заботясь о ведомственном интересе?

Правильный ответ — никому. Даже если какой-то из этих трех прогнозов и станет окончательной официальной оценкой спада ВВП России по итогам уходящего года.

Вот как проблема выглядит на примере банковской системы. На днях Ассоциация российских банков проводила неформальную встречу представителей Банка России с банкирами. Выступает на ней любимец журналистов, остроумец Алексей Симановский, первый заместитель председателя ЦБ, работающий в системе регулятора почти 30 лет. Еще со времен Госбанка СССР. В общем, когда этот человек что-то говорит о российских банках, ему можно верить. И вот Симановский говорит: «Нас беспокоит все то же, что беспокоило и год, и два, и десять лет назад: это некачественная отчетность, манипулирование с отчетностью, надувание капитала, сокрытие реального состояния дел. Дело в том, что сейчас это производится не просто творчески — это производится цинично. К сожалению, можно назвать это такой индустрией выдумывания всяких схем сокрытия реального положения дел». На той же встрече тот же Симановский сообщает, что в период с января по октябрь российские банки заработали 192 млрд рублей, а по итогам 2015 года могут заработать 200 млрд рублей.

Но если искажение отчетности в банках стало «индустрией», то как можно стопроцентно доверять любому показателю банковской системы, который озвучивает регулятор? Он же все равно так или иначе делает выводы на основании отчетности (во многом, как нам говорят, недостоверной) вверенных ему кредитных организаций. А поскольку нет никаких гарантий, что не занимаются фальсификацией отчетности компании из других секторов экономики (в СССР это называлось почти забытым ныне словом «приписки»), не слишком можно доверять и всем прочим цифрам, которые озвучивают нам чиновники в виде прогнозов или Росстат в форме готовых результатов. Это не значит, что статистическое ведомство или министерские чиновники сознательно норовят нас обмануть, нет. Они и сами не знают всей правды. А если вспомнить о теневом секторе, в котором, по оценкам социального вице-премьера Ольги Голодец, занято больше трети всего трудоспособного населения страны, возможность точно подсчитать тот же ВВП вообще оказывается под большим сомнением.

Или вот еще одна нестыковочка. Нам по своему чисто обывательскому опыту всегда очень сложно поверить в официальные данные об инфляции. Практически все вокруг — от любой еды до бензина — подорожало, по нашим субъективным ощущениям, с начала года минимум на треть. Тот же доллар с начала января прибавил около 17%. Но официальная инфляция, по данным Росстата, набрала «всего» 11,5%. Тоже много, конечно, однако ощутимо меньше, чем нам кажется по любому конкретному ценнику, который мы видим перед глазами.

Значит ли это, что цепочка лжи в цифрах, идущая снизу вверх — от компаний и банков к банковской системе и экономике в целом, – искажает наши представления о происходящем в стране? Нет, конечно. Желудок и кошелек не обманешь. Мы видим, что растут, а не падают цены. Что растет, а не падает просрочка по кредитам. Что падает, а не растет кредитование населения и компаний. Что падают, а не растут наши доходы. И правительство все это видит. И Центробанк. Мы можем совершенно по-разному думать о причинах кризиса, о влиянии на него войны санкций или просто войны. Но то, что сейчас в стране, мягко говоря, не экономический подъем, понимают более или менее все.

Получается парадокс: цифры лгут, но не обманывают. Это не значит, что государству для принятия адекватных экономических решений и нам с вами не нужна достоверная и максимально подробная статистика. Это тем более не значит, что компании и банки не должны отвечать за искажение отчетности. Это лишь означает, что исказить картину, как сейчас принято говорить, «с точностью до наоборот» в масштабах страны все равно не получится. Спад не удастся выдать за рост. Слабость за силу. Бедность за богатство. Закат за рассвет.