В экономической теории существуют две основные гипотезы ожиданий: гипотеза адаптивных и гипотеза рациональных ожиданий. Адаптивные ожидания предполагают, что будущие значения экономической переменной формируются на основе ее прошлых значений. Рациональные ожидания подразумевают, что решения принимаются экономическим агентом на основе всей доступной информации, используемой оптимальным образом.

Конечно, данные гипотезы носят исключительно теоретический характер, однако между ними есть одно различие, на которое я хотел бы обратить внимание: в первом случае решение принимается на основе исторической информации, во втором же делается попытка предсказать будущее. Только ленивый еще не пнул рейтинговые агентства за их рейтинги «ААА» по бумагам, обеспеченным субстандартной ипотекой, которые стали одной из причин текущего кризиса. Ошибка агентств была проста. Выставляя рейтинг новой партии секъюритизированных активов, в качестве базовой предпосылки их надежности они брали средний исторический уровень дефолтов. Однако текущее положение дел оказалось, говоря словами Нассима Талеба, «черным лебедем в стае белых». При среднем значении в 12% и максимуме в 15% в последнюю рецессию, уровень дефолтов к концу третьего квартала прошлого года превысил 20% и продолжает расти.

Мировые правительства (и российское здесь не исключение) сейчас совершают ту же самую ошибку: они принимают меры, основанные на историческом опыте последних десятилетий, и всегда опаздывают на несколько шагов, решая проблемы по мере их поступления, а не пытаясь нанести упреждающие удары.

Ошибки российских властей очевидны. Закладывая в свои экономические прогнозы цену нефти 41 доллар за баррель, правительство в душе верит, что нефть скоро подорожает, а экономика возобновит рост. Верит, что девальвация, как и в 1999 году, вдохнет жизнь в российскую промышленность. Пытается сохранить ту структуру экономики, которая существовала в последние годы. Закладывает бюджетный дефицит на уровне 8% и не думает, как будет жить с ним в 2010 году, когда накопленные за долгие годы средства будут окончательно израсходованы. Образно говоря, пытается латать полностью проржавевшую трубу, вместо того чтобы принять решение о прокладке новой.

В свою очередь Банк России, прогнозируя курс рубля и заявляя о его возможном укреплении во втором полугодии, отказывается признавать продолжающееся падение экспорта (вызванное в текущий момент уже не падением цен, а сокращением объема поставок вслед за падающим спросом) и не обращает внимания на стремительное обесценивание восточноевропейских валют и валют стран СНГ, которые тащат за собой в бездну и российский рубль.

В целом можно сказать, что российские власти не пытаются применить рациональные ожидания к кризису, который случается раз в столетие, а медленно, в соответствии с гипотезой адаптивных ожиданий, подстраиваются под изменяющиеся внешние условия. Именно поэтому все действия властей выглядят как попытка переждать кризис, а не как попытка найти кардинально новое решение возникших проблем.

Кризис — это уникальная возможность избавиться от неэффективности. Российским властям необходимо в настоящее время представить, как выглядит целевое состояние России в новой мировой экономике, составить понятный для общества план по переходу из точки А в точку Б, из точки кризиса в точку нормально работающей экономики, и планомерно добиваться поставленной цели. Сейчас нужно не бороться с кризисом, а строить новую экономику. Надо жить будущим, а не прошлым.