Банковское сообщество постоянно возвращается к теме проблемных заемщиков. Констатирует рост их числа. Объясняет причины ухода в критическую просрочку. Вводит инструменты предупреждения. Указывает на необходимость решения проблемы для дальнейшего развития рынка. Но реального решения до сих пор нет ни одного.

Не покидает ощущение дежавю, а точнее, литературного прецедента. Сюжет-то старый: один очень умный человек талантливо и даже, в общем, с благими целями создает рукотворного монстра. Оживляет мертвую плоть с помощью электрических импульсов. А когда все получается, выясняет, что у монстра какая-то там вообще есть собственная воля. И он, монстр, не против бы своего создателя придушить. Иначе откуда бы взяться популярности запроса «как не платить кредит законно и начать спокойно жить 2015»? Вот именно в такой формулировке. Нет, радует, что хотя бы «законно». И цель неплохая. Но что со всем этим делать-то?

А ничего, предлагает директор по маркетингу Национального бюро кредитных историй Алексей Волков. Да, просрочка выросла 9,7% до 16,1% с января 2015 года. Но, во-первых, совсем уж критическим показателем для банков является 25-процентная просрочка. А во-вторых, «дно» вроде как пройдено. По логике. Всех, кого работодатели хотели сократить и уволить, они уже сократили и уволили. Инфляция, которая окончательно добила излишки семейных бюджетов заемщиков, должна же пойти на спад. Сколько можно расти? Заемщиков станет меньше, уже стало. Но более совершенные орудия труда банковских андеррайтеров и смена общего вектора с «кредитовать всех подряд» на «давайте как-то тщательнее оценивать свои собственные риски» должны принести свои плоды в виде оживления рынка. В доказательство приводятся суммы средних кредитов: свеженьких, с пылу с жару. Сегодня это 213,8 тыс. рублей, а в январе было 198,2 тыс. Что ж, хотелось бы верить.

Снять бремя «плохих» кредитов с банков и переложить их на государственные плечи. Освободить ресурс для развития. Минфин, Минэкономразвития и Центробанк с прошлой зимы говорят о готовности создать банк «плохих» долгов. И тут прав начальник управления верификации, андеррайтинга и сбора просроченной задолженности Интеркоммерц Банка Сергей Кудабаев. По его мнению, совершенно непонятно, что это даст банковской системе в долгосрочной перспективе, как вообще это может быть реализовано и неужели некуда больше потратить бюджетные деньги. Тем более в условиях, когда считать надо уже реально каждую копейку. И да, существует подозрение, что токсичные активы сливать в этот государственный коллектор позволено будет не всем банкам, а только «структурно важным». И те получат еще одно конкурентное преимущество перед банками поменьше.

Что еще можно сделать? С не совсем безнадежными должниками пытаться договориться. С помощью кредитных «айболитов» или самостоятельно. С дисконтом, с рассрочкой, как угодно. 30% средств по кредиту — лучше, чем ноль. Совсем безнадежных должников банкротить. Хотя бы просто для однозначной фиксации убытков. Развивать превентивные меры обороны от тех 2,5%, которые пытаются предпринять откровенно мошеннические попытки получения кредита, и тех 10—15%, которые, имея перед глазами такой пример, тоже захотят «жить спокойно».

Но вообще, кажется, нужно уходить на уровень глубже. Это же только технически просрочек много. Потому что люди, не имеющие большого опыта и теоретических знаний по управлению собственными финансами, набрали (а банки надавали) слишком много кредитов, в том числе запредельно дорогих. А теперь у людей кончились деньги, а у банков начались проблемы. Это потому, что книжку Эриха Фромма «Иметь или быть» в школах/институтах читать не задают. Кое-где в «черную пятницу» его достают с полки, сдувают пыль, осуждая штурмующую условный «Волмарт» толпу, тычут пальцем в страницы. На которых написано, что жажда бесконечного потребления — это комплексы, попытка найти и осознать себя. Что это тяга получить какой-то вектор развития, раз все плохо с базовой даже моралью, хоть какой-то статус, галочку в голове. И что этого не происходит как раз. Разочарование и пустота происходят, а статуса нет. И глобально мы идем к тому же самому. Ведь не за «духовными скрепами» в декабре прошлого года люди в очереди стояли. Они скупали телевизоры и микроволновки.

Но если решить эту проблему, то вопрос с проблемными должниками точно решится. Сам собой.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции