По описанию очевидцев, зимой русские мужики, умаявшиеся после уборки урожая, сидели по избам, занимались промыслами и приводили в порядок свои дела. Резали ложки и баланс сводили, если по-новорусски. «Если я должен Ерошке алтын, а Прокоп брал у меня гривну, пусть Ерошка получит свой алтын с Прокопа, а мне он останется должен семь копеек». Как-то так.

Добрая традиция продолжилась и даже укрепилась. Не знаю, заметили вы или нет, но самые обнадеживающие новости стали поступать от бюро кредитных историй. Такое впечатление, что российские банки и заемщики решили в кризисные времена максимальным напряжением сил избавиться от проблем с выданными и полученными кредитами. Эффект от этих усилий оказался настолько впечатляющим, что вызывает искушение заподозрить статистиков в неверном учете. Или во внедрении каких-то новых методик учета.

В ноябре Национальное бюро кредитных историй сообщило о том, что в августе – сентябре был пройден пик просроченной задолженности по всем видам розничных кредитов в российских банках. При этом в НБКИ оперируют не столько абсолютными цифрами просрочки, сколько показателями коэффициента просроченной задолженности (КП – отношение суммы просроченной задолженности с длительностью просрочки более 30 суток к общему объему портфеля кредитов данного вида). По этим показателям, например, КП у потребительских кредитов снизился в октябре с 17,1% до 16,1%, а КП по карточным кредитам – с 21,3% до 19,3%.

К сожалению, по статистике ЦБ (более полной, но менее избирательной) тенденцию перелома отследить нельзя. Так, доля просроченной задолженности в общем объеме кредитов и прочих средств, предоставленных физическим лицам, например, на 1 июля равнялась 7,5%, на 1 октября – 8%, а на 1 ноября – 8,1%. Но все равно понятно, что ситуация если и не оздоровляется, то перестала скатываться в «яму» благодаря совместным усилиям банков и заемщиков.

На днях НБКИ порадовало еще одной порцией позитива. По данным бюро, в 2015 году очень сильно снизилось число заемщиков, имеющих два кредита и более. Так, количество физлиц, имеющих два кредита, с начала 2015 года снизилось на 25,3%, до 4,9 млн человек, а имеющих три кредита – на 36,9%, до 3,1 млн человек.

Конечно, вряд ли здесь можно говорить о том, что все заемщики (включая злостных неплательщиков) воспылали любовью к ближнему своему банку и вернули долги. Скорее, банки начали естественным порядком расчищать балансы от «плохих» долгов еще тех времен, когда кредиты раздавались направо и налево по сомнительным документам без первоначального взноса и официальных подтверждений дохода. И эта работа начала приносить свои результаты на фоне того, что с 2014 года банки значительно ужесточили свою кредитную политику и тем самым оздоровили портфель розничных ссуд. Одновременно сами заемщики, озабоченные уменьшением своих доходов и ухудшением состояния банковской системы, приложили усилия для досрочного возврата имеющихся кредитов и лучшего управления оставшимися ссудами.

По факту можно сказать, что этот кризис уже не несет в себе риска скачкообразного ухудшения ситуации и массовых банкротств, опасность чего сохранялась все то время, когда скорость роста просрочки превышала скорость роста объема портфеля. Объединенными усилиями мы справились. Ура! Наступила зима, мужики заперлись по избам и привели свои дела в порядок. Спасибо ЦБ, который при этом еще и стимулировал нерадивых к действиям, отзывая лишние лицензии для острастки. Без барина бы не справились.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции