Экономисты, бизнесмены и представители российской власти по-разному оценивают влияние на будущую инфляцию вводимых экономических санкций в отношении Турции. На самом деле у нашей инфляции есть много других причин для роста, и «турецкий фактор» здесь может сработать самым неожиданным образом.

Центральный банк и Минэкономразвития говорят о незначительном повышении в диапазоне 0,2–0,4 процентного пункта, банковские аналитики и неправительственные эксперты дают более высокие цифры – от 1 до 1,5 п. п. дополнительного роста индекса потребительских цен из-за запрета на импорт турецкой плодоовощной и животноводческой продукции.

Безусловно, правы те, кто говорит, что санкции вредят всем сторонам и контрпродуктивны для экономики. Но правда состоит и в том, что Турция должна быть наказана за поддержку терроризма и гибель наших военнослужащих. И санкции – это лишь часть ответа, но об этом чуть позже.

Итак, по данным Ассоциации компаний розничной торговли, доля турецких фруктов и овощей на прилавках российских магазинов в зимний период доходит до 40%, и быстро такой объем заместить поставками из других стран не получится. Следовательно, возникнет дефицит овощей, произойдет удорожание логистики и увеличение транспортных расходов. Соответственно, нас ждет рост цен на плодоовощную продукцию, по крайней мере, до начала летнего сезона, когда объем турецкого импорта становится ниже 10%.

Но если посмотреть на структуру потребительской корзины в России, то окажется, что на долю фруктов и овощей приходится лишь 17% от общего количества потребляемых среднестатистическим россиянином продуктов. И если учесть, что летом количество турецких продуктов в наших магазинах сокращается минимум в 4 раза, то выходит, что лишь 3,5% овощей и фруктов, потребляемых жителями крупных городов, поставлялись из Турции.

Как не вспомнить в этой связи знаменитую фразу инопланетянина Альфа: «Овощи – это не еда, это то, что едят с едой!»

Дефицит смогут восполнить Египет, Марокко и Иран, увеличатся лишь транспортно-логистические расходы. Но никак не на 30–40%, как пугают нас некоторые аналитики.

Поскольку турецкий текстиль пока под санкции не попадает, на непродовольственных товарах обострение отношений с Турцией никак не скажется, а значит, этот сегмент продукции легкой промышленности не повлияет на изменение индекса потребительских цен.

Таким образом, оценка специалистов Банка России и Минэкономразвития является наиболее корректной и более чем на 0,4 п. п. инфляция из-за Турции не вырастет. У российской инфляции огромное количество других причин для роста. Это и постоянное ослабление рубля в сочетании с высокой долей импорта, и рост тарифов, и попытки взимать дополнительную плату с водителей грузовиков, и налоговая нагрузка на производителей и потребителей, а также отсутствие нормальной конкуренции в экономике и эффективного производства.

Но давайте поднимемся над овощными прилавками и посмотрим на проблему Турции с точки зрения геополитики. Здесь все намного сложнее. Турция пока не отказывается от своих амбиций в отношении Сирии, но будет продолжать прикрываться статусом члена НАТО и создавать проблемы России не только при проведении контртеррористической операции наших ВКС, но и любыми другими возможными способами. Если от российских энергоносителей Турция пока отказаться не сможет, а значит, на сальдо платежного баланса это сразу не скажется, то все равно российский бизнес ощутит на себе последствия этого конфликта. И это негативно отразится на стоимости производства в ряде секторов.

Может возникнуть проблема с турецкими автокомпонентами, и тогда подорожает конечная продукция нашей автопромышленности. Возможные проблемы с прохождением гражданскими судами проливов Босфор и Дарданеллы увеличат стоимость и создадут риски для внешнеторговых операций российских компаний. Может возникнуть дефицит определенных стройматериалов, и возрастет стоимость возводимых объектов при замене турецких подрядчиков на иных. Будут определенные потери у нашей металлургии и зерновой отрасли.

Поэтому правильнее говорить о влиянии российско-турецкого кризиса не на инфляцию, а на объем ВВП.

Но вернемся снова к геополитике. Правы те, кто говорит, что санкции – это оружие слабых, что они неэффективны, а наша страна не может ответить военными мерами в отношении Турции за сбитый самолет. Но Россия пока отвечает в Сирии. Террористическая угроза и распространение влияния так называемого «Исламского государства» на территорию России и ее ближайших соседей несет в себе несравнимо большую угрозу не только жизням и здоровью миллионов людей, но и экономике в целом. Краденая с месторождений в Сирии и Ираке нефть оказывает негативное влияние на нефтяные котировки, а значит, на курс рубля и на нашу инфляцию.

А совместная успешная борьба России и Запада с международным терроризмом, напротив, создает благоприятные условия для диалога и возможного снятия антироссийских санкций в обозримом будущем и повышения кредитного рейтинга нашей страны. Все это уже намного более благоприятно отразится и на росте российского ВВП, и на снижении инфляции, чем все остальное, что происходит в геополитике.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции