Кажется, я уже вспоминал не так давно, как финансовые журналисты считают, сколько раз президент произнесет в своем послании Федеральному собранию слово «банк». Даже при Борисе Николаевиче, когда банки и возглавляемые ими финансово-промышленные группы были в самой силе, «банки» в послании можно было пересчитать по пальцам. Тем ценнее они были для истории российского государства. Сейчас банков поменьше в количестве, побольше (причем сильно) в размере, но все так же немного их в президентских посланиях.

В последнем, оглашенном на прошлой неделе, их оказалось всего два. В первом случае имелись в виду государственные, а во втором – центральный. И это даже к лучшему; правильно было сказано почти 200 лет назад: минуй нас пуще всех печалей и барский гнев, и барская любовь.

Зато о чем точно не говорил в посланиях ни Путин, ни тем более Ельцин – это о корпоративных облигациях. Да что там – фондовый рынок всегда был на периферии сознания власть имущих. Если про банки они еще что-то понимали с пятого на десятое (и то предпочитали при этом иметь в поле зрения министра финансов или главу ЦБ), всякие там биржи и бонды были вне их разумения. Оно, может, было и неплохо при годах тощих (смотри выше цитату Грибоедова), но зато и пряников никому не перепадало при хорошем настроении.

И вдруг президент в послании говорит про облигации, да еще и корпоративные. Вот полная цитата, чтобы не скатываться в апокрифы: «Для обновления экономики нам следует активнее использовать инвестиционный потенциал внутренних сбережений. Я прошу ЦБ и правительство представить предложения по развитию рынка корпоративных облигаций, о чем мы тоже уже неоднократно говорили. Необходимо упростить процедуру их выпуска и приобретения. А чтобы инвесторам, гражданам было выгодно вкладывать средства в развитие отечественного реального сектора, предлагаю освободить от налогообложения купонный доход на эти облигации, в том числе от налога на доходы физических лиц». Удивительно и неизъяснимо. Полторы тысячи придворных и пониже рангом экономистов и политологов сразу же откомментировали и объяснили 99% послания – даже про институты развития, «превратившиеся в помойку для «плохих» долгов». Только облигации так и остались неразжеванными.

На первый (да и на второй тоже) взгляд, все просто. При, по сути, закрытых внешних долговых рынках привлекать фондирование российские предприятия могут только в России. Но и здесь денег лишних у институциональных инвесторов нет. Остался частный сектор. Средства физлиц раньше пробовали привлечь на фондовый рынок то провальной пенсионной реформой, то размещениями ВТБ и Сбербанка. В итоге частники только укрепились во мнении, что лучше банков никаких институтов для сбережений быть не может; все остальное – разорение и надувательство. И вот новая попытка, которая пока неизвестно чем закончится.

Почему неизвестно? Да потому, что, во-первых, мы пока не знаем, что предложат нам ЦБ с Минфином, которые должны создать наиболее благоприятные условия для инвестиций в корпоративные облигации для частных лиц. Судя по первым откликам представителей Минфина, пока там не слишком довольны узкой направленностью слов Владимира Путина и думают, как бы облегчить доступ населения не только к корпоративным, но и к государственным облигациям. Замминистра Сергей Сторчак уже обещал предложить ОФЗ раньше, чем будет облегчен доступ к корпоративным.

Самое интересное, что ситуация сложилась действительно уникальная. Впервые за много лет сейчас доходность по корпоративным (и даже государственным) облигациям может превышать доходность банковских депозитов. Например, размер купона облигаций МКБ от 9,5% до 10,9%, а по привлеченным вкладам банк платит от 9,1% до 11,25%. И это без учета котировок облигаций, которые также растут в цене. За последний год, например, индекс IFX-Cbonds, рассчитываемый на основании изменений капитала 30 наиболее ликвидных корпоративных облигаций, номинированных в рублях, вырос на 15%, что выше существующих ставок депозитов в крупнейших банках. Сбербанк сейчас, например, предлагает по депозитам максимум 8,4%.

Причем корпоративных облигаций много. 8 трлн рублей — объявленный объем корпоративных облигаций. Плюс 7,6 трлн рублей государственных. Плюс 660 млрд рублей муниципальных. Это почти столько же, сколько частных депозитов на банковских счетах. Хватит на все матрасные сбережения.

Но все равно почему-то не верится, что вкладчики поведутся на посулы властей и начнут покупать облигации. Во-первых, потому, что по облигациям нет страховок, как по вкладам. Между тем кризис 2009 года показал, что дефолты случаются и здесь. А во-вторых, когда западные рынки откроются и доходность начнет падать, государство сможет передумать и отменить льготы. Тогда уйти без потерь не получится. Конечно, чиновники пообещают, что ничего такого не будет, но государство у нас за надежного партнера не считается. Такие дела.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции