В пользе санации проблемных банков как альтернативы отзыву лицензий не сомневается никто. Однако часто принятый механизм санации критикуют, причем не без оснований. Будут ли пересмотрены правила игры?

Механизм санации банков изначально создавался для решения нескольких очень важных для рынка задач. По сути, главных задач две, остальные так или иначе с ними связаны.

Прежде всего, задача санаций – поддержать стабильность системы при возникновении проблем у крупных банков. Это эффективный инструмент снижения репутационных рисков для всей финансовой системы: в случае если крупные банки, значимые на федеральном или региональном уровнях, начнут испытывать проблемы, как раз их санация минимизирует шок для клиентов. Речь идет не столько о физических лицах, которые и так частично защищены законом о системе страхования, сколько о корпоративных клиентах и партнерах этих банков. Санация препятствует созданию эффекта домино, который может возникнуть после отзыва лицензий.

Другая важная задача, которую призваны были решать санации, – повышение качества банковской системы. Предполагалось, что проблемные кредитные организации передаются под управление более эффективным собственникам банков. При этом, по сути, происходит перераспределение рынка в пользу более сильных игроков и консолидация. Вопрос не вполне однозначный (рост концентрации и консолидация имеют известные плюсы и минусы), но передать проблемный банк в успешную банковскую группу выглядит разумным. Поэтому вполне логично, что с самого начала все санации происходили при участии банковских структур, а не внешних для банковского сектора инвесторов. Единственное исключение – последняя санация, когда банк «Уралсиб» получил Владимир Коган (хотя, конечно, и здесь тоже существенную роль сыграл его банковский опыт).

По косвенным признакам можно предположить, что и регулятор, и банковское сообщество в целом, и эксперты рынка испытывают некоторое разочарование в отношении сложившейся модели санации. Безусловно, в целом она выполнила свои задачи, и многие санации идут успешно. Однако вопрос – какой ценой и все ли делается «по плану»?

В первую очередь это есть проблема, классический случай moral hazard: признаки использования некоторыми санаторами своих полномочий и возможностей для решения своих задач, не относящихся к санации. ЦБ и банковское сообщество смущает, что некоторые санаторы переводят в санируемые банки «сложные» кредиты, неликвидные активы, очень активно используют санируемые банки для целей поддержания собственной ликвидности.

Конечно же, санируемый банк не может сразу продемонстрировать улучшение своих показателей даже с помощью санатора и финансовых вливаний. Санируемый банк, очевидно, вполне может долгое время показывать ухудшение качества активов, могут вскрываться новые проблемы, которые были не очевидны сразу. Даже нарушение нормативов является для санируемых банков нормальной ситуацией. Но ведь неправильно, если в процессе санации состояние санируемого банка ухудшается, а не улучшается, причем под влиянием действий санатора.

Это в корне противоречит самой идее – очевидно, что изначально таких реалий в модель санации не закладывали. А именно это и происходит, когда санатор сбрасывает свой балласт в санируемый банк.

Вообще, нынешняя модель санации хорошо работает лишь в условиях предоставления сверхдешевых и очень долгосрочных кредитов. В сущности, на банковском рынке сейчас два самых рентабельных бизнеса – это тендерные гарантии и санации. Понятно, что санация должна быть выгодна санатору, с этим никто не спорит. Это все же не благотворительность, а бизнес.

Но вот представим, если дальше возникнут новые объекты для санации и при этом не будут выделяться значительные кредитные ресурсы с низкой стоимостью – возможно, и желающих санировать не найдется вовсе. То есть может возникнуть провал спроса на санации. А это очень большой вызов для системы.

Кроме того, сам факт, что один из санаторов – Пробизнесбанк лишился лицензии, тоже не играет в пользу нынешней модели санации.

Чего можно ожидать в связи с явно намечающейся пробуксовкой действующей модели санации банков? Во-первых, возможно, будут проводиться санации с привлечением небанковских инвесторов, промышленных групп, а также частных инвесторов – крупных бизнесменов, владеющих финансовыми активами (например, таких как Владимир Коган). Во-вторых, санации через мегасанатор – «Российский Капитал», что может снять некоторый риск перераспределения финансовых потоков в пользу банка-санатора. И возможны новые модели санаций (например, синдикаты из нескольких инвесторов и даже частно-государственное партнерство, когда санировать будет и госструктура, и частный инвестор).

Наконец, рынку нужны истории успеха – положительные примеры санации проблемных банков, которые будут реально завершены. Санаторам нужно скорректировать свою политику, быстрее оздоравливать те объекты, которые попали им на санацию. И в конечном счете показать: вот итог, санация закончилась успешно, банк работает и дальше будет развиваться.

А самый серьезный вызов для регулятора – контроль над тем, как и для чего санатор использует санируемый банк, и критерии выбора санатора.

В пользе санации проблемных банков как альтернативы отзыву лицензий не сомневается никто. Однако часто принятый механизм санации критикуют, причем не без оснований. Будут ли пересмотрены правила игры?

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции