Последние события в банковской системе показывают, что что-то не так с надзором в Датском королевстве. Если ранее случаи возникновения проблем со средними и крупными банками были единичны и случались не каждый год, то с 2014 года стали терять платежеспособность крупные и средние банки, входящие в топ-100 по размеру активов.

С декабря 2014 года были с разной степенью успешности санированы: банк «Рост» (25-е место по активам; здесь и далее место по активам рассчитывалось либо на 1 декабря 2015 года, либо на дату отзыва лицензии, либо на дату последней доступной лицензии. Часть банков не публикует отчетность в период санации), «Уралсиб» (27-е место), «Траст» (31-е), Пробизнесбанк (51-е), «Экспресс-Волга» (59-е), Инвестторгбанк (61-е), «Балтийский» (63-е), Бинбанк Кредитные Карты (78-е), «Таврический» (79-е), Фондсервисбанк (84-е), Нота-Банк (95-е место) и другие. В ряде случаев по результатам проверки принималось решение о частичной санации путем передачи части активов другим банкам с последующим отзывом у пациента лицензии (Нота-Банк, «Связной», Пробизнесбанк).

Всего на 1 декабря 2015 года в топ-100 банков по активам входят 11 банков, находящихся в состоянии санации, еще два (Нота-Банк и Пробизнесбанк) потеряли лицензию в ноябре и августе соответственно. За период с декабря 2014 год по настоящее время ЦБ отозвал уже 100 банковских лицензии, и еще 19 банков были санированы.

Почему проблема именно в надзоре? Потому, что решение о санации банка или других крайних мерах чаще всего принимается тогда, когда брешь в балансе уже составляет десятки миллиардов рублей. То есть получается, что сначала объем токсичных активов вырастает, как злокачественная опухоль, и только потом пациента везут в реанимацию или морг.

Хотя есть и альтернативная точка зрения, что многочисленные санации – это хороший бизнес, позволяющий получить много-много почти бесплатных денег от государства, клиентскую базу банка-пациента и славу «белого рыцаря» в придачу. Ведь в подавляющем числе случаев санируемый банк менял владельцев или присоединялся к банку-санатору.

Вангую. Сейчас мы имеем «закашлявший» недавно, по сообщениям СМИ и многочисленным клиентским отзывам, Внешпромбанк, куда ЦБ уже введена с 18 декабря сроком на полгода временная администрация. Чтобы было понимание, на 1 декабря 2015 года – это активы в 290 млрд рублей (34-е место по РФ), капитал – 19 млрд (месяцем ранее – 27 млрд), средства физлиц – 74,2 млрд рублей (с начала года – рост почти вдвое). Банк преимущественно занимается корпоративным кредитованием, его портфель сейчас составляет 127 млрд, в том числе 117 млрд – кредиты компаниям. Потенциальная «дыра» может приходиться на весь этот портфель (40% активов), плюс вопросы еще вызывает такой актив, как слабооборотный остаток на корсчете в иностранном банке на 45 млрд рублей (16% активов). Как показывает опыт, слабооборотные и значительные по объему остатки на корсчетах (особенно иностранных) банку, как правило, невыгодны экономически. Доход по таким вложениям минимален, а пассивы в России достаточно дороги. Зато такая схема наряду с выдачей технических кредитов популярна для организации вывода активов.

Средства размещаются в каком-либо солидном иностранном банке, потом под залог (негласный) этого остатка третьи лица (компании или люди) получают кредиты и переводят их в надежное место. Потом, разумеется, эти кредиты не возвращаются. Обременение и списание со счетов вроде бы ликвидных средств банка обнаруживается ЦБ уже потом, когда все фигуранты находятся где-нибудь в Лондоне или других приятных для жизни местах.

Оценочный размер предполагаемой «дыры» Внешпромбанка и, соответственно, требуемой помощи от АСВ – от 117 млрд до 160 млрд рублей.

Аргументы за санацию: величина банка, наличие значительного количества VIP-вкладчиков (в том числе ряда «непростых» госслужащих), размещение там средств российских предприятий почти на 90 млрд рублей (не считая облигаций и нерезидентов). По данным «Коммерсанта», эти средства представлены и несколькими крупнейшими нефтяными компаниями. Да и просто объем средств населения в банке немаленький. К слову, сейчас своих денег на выплаты вкладчикам у АСВ нет. Их агентству дает взаймы Банк России и вряд ли когда получит назад. Зато инфляция от эмиссии «санационных» денег меньше не становится, а покупательная способность наших сбережений – еще ближе «к плинтусу».

Сравним этого героя дня с одним из «рекордсменов» по объему помощи — НБ «Траст», санировать который было поручено год назад группе «Открытие». На 1 декабря 2014 года активы составляли 296 млрд рублей, капитал – 29,2 млрд, средства населения – 144,7 млрд. Разница с Внешпромбанком была в том, что портфель кредитов (190 млрд рублей) на две трети объема был выдан физическим лицам.

Процитируем ЦБ от 15 января 2015 года: «…Причиной возникновения у НБ «ТРАСТ» (ОАО) финансовых трудностей явились действия прежних собственников и руководства банка, которые осуществлялись в течение длительного периода времени. На признаки вывода активов из НБ «ТРАСТ» (ОАО) указывает использование «схем» по кредитованию заемщиков, не ведущих реальной хозяйственной деятельности, а также финансированию инвестиционных проектов, не приносящих денежных потоков…».

На текущий момент, по данным АСВ, банк уже получил помощь в 127 млрд рублей и попросил еще 47 млрд. Всего предполагается 174 млрд, что сравнимо со всем кредитным портфелем «Траста». Получается, весь розничный портфель банка был сфальсифицирован и представлял одну большую «дыру» в балансе. Возникает вопрос: как получилось, что к моменту принятия ЦБ решения о санации объем токсичных активов достиг таких размеров? И почему это происходит с крупными банками, не раз и не два («Траст», «Уралсиб», Рост Банк, Мособлбанк это подтверждают)? Теперь остается ждать результатов проверки временной администрации во Внешпромбанке. И с недоверием смотреть на оставшихся в топ-100 середнячков, санация которых пока не ведется.

P. S. Сумма помощи санированным банкам уже превысила 1,2 трлн рублей и продолжает увеличиваться. А попавшим в трудное положение из-за трехкратной девальвации рубля и снижения покупательной способности зарплат ипотечникам, в том числе валютным, государство выделило от щедрот своих в апреле 2015 года аж 4,5 млрд рублей. Правда, из-за слишком жестких условий предоставления помощи эти деньги остались невостребованными, и пару недель назад программу несколько либерализовали. Как она будет работать в новом виде, пока неизвестно. Зато, по данным главы АСВ Юрия Исаева, чтобы оформить заем от Банка России, агентству нужно не более четырех часов. Сравнительное числовое выражение заботы государства о проворовавшихся банках и гражданах, пытавшихся обеспечить себя жильем, – налицо. Банки – это наше все, их беречь нужно.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции