Россияне чуть ли не в режиме реального времени следят за двумя показателями: ценой на нефть и курсом рубля к доллару. Как скажутся в 2016 году на российской экономике нефтяные цены?

Для нефтяного рынка, рубля и экономики России 2015 год был крайне непростым. За 12 месяцев баррель нефти марки Brent подешевел на 18,6 доллара, или на 33,03%, до 37,70. Восемь месяцев рынок закрывался снижением, четыре – ростом. В начале 2016 года цена на нефть сначала достигла уровней 2004 года, опустившись до 32,14, а потом и вовсе в моменте опускалась к 27 долларам за баррель.

Замедление экономического роста в Китае, девальвация юаня, постоянное увеличение запасов нефти и бензина в хранилищах, отказ ОПЕК снижать квоты на добычу вызвали очередное обрушение цен на нефть. С мая 2015 года нефтяной рынок перешел в «медвежью» фазу. Сейчас к этому добавляется «иранский фактор»: после снятия международных санкций Иран активно демпингует на рынке нефти.

Дополнительное давление на цены оказали сами нефтедобывающие компании через хеджирование рисков – на рынке фьючерсов и опционов они пытались зафиксировать для себя цену на нефть, которая будет добыта в будущем.

2016 год, как и прошлый, открылся со снижения цен на нефть, и в праздники продавцы обновили минимум. Нефть подешевела на фоне обвала китайского фондового рынка. Но когда все СМИ пестрят прогнозами по нефти в районе 20–25 долларов за баррель, когда для всех участников рынка становится очевидным, что фьючерс на нефть нужно только продавать, – рынок разворачивается против толпы.

Многим интересно, есть ли сезонная составляющая в декабре и январе. Если смотреть колебания цен на нефть с 2000 года, то за 16 лет в декабре нефть дешевела восемь раз и столько же закрывалась ростом. В январе нефть закрывалась ростом восемь раз и снижением семь раз. Если эти значения сгруппировать и проверить их чередование, получается, что никакой закономерности влияния декабря на январь нет. Нефть в январе может как резко отскочить вверх, так и уйти вниз.

И все же вопрос о том, может ли нефть пойти еще ниже, остается открытым. С точки зрения технического анализа ближайший важный ценовой уровень находится на отметке 24 доллара за баррель. С 1991 по 1999 год он являлся сопротивлением, а с 1999 по 2001 год – поддержкой. Соответственно, новый виток снижения цен на нефть упрется в этот уровень, а значит, следующий локальный минимум по Brent именно здесь, и только после этого цена восстановится до трендовой линии 1999 года.

Есть и второй вариант развития событий. До конца января есть вероятность, что цены на нефть восстановятся до 34–35 за баррель.

Однако ОПЕК не хочет снижать квоту на добычу нефти, а наоборот, задумывается о ее повышении. На нефтяном рынке преобладают «медвежьи» настроения. ФРС США начала повышать ставки. Вроде бы сейчас нет сигналов к повышению, но что будет, если китайский фондовый рынок неожиданно для всех прекратит падать и начнет показывать положительную динамику – вот в чем вопрос. Пока статистические ведомства участвуют в валютных войнах и манипулируют рынками, постоянно корректируя предыдущие значения, безоговорочно верить их статданным не стоит.

Сейчас страны, входящие в ОПЕК, борются за свои доли рынка и вытесняют конкурентов. А что, если картель неожиданно все-таки снизит квоты на добычу нефти? Мало кто знает, о чем действительно ведутся переговоры в кабинетах и какие сценарии будут разыграны в 2016 году. Зато мы знаем, как работает рынок. 5–10% игроков забирают деньги у остальных 90–95%. Чтобы крупным игрокам перевернуться, они должны продать все толпе. Для этого СМИ нужно создать информационный фон, чтобы 90% поверили в то, что нефть упадет до 10 долларов за баррель. Именно такие прогнозы царят на рынке последние две недели, и заметьте, как правило, они исходят от крупных международных финансовых институтов, которые как раз и держат огромные позиции на рынке. И нет гарантии, что это не манипуляция рядовыми спекулянтами с помощью СМИ.

В условиях падения цен на нефть россиян интересует дальнейшая судьба рубля и экономики страны. Российский рубль вслед за нефтью с начала года продолжил падение и уже демонстрировал готовность перескочить отметку 85 рублей за доллар и 95 за евро. Несмотря на это, корреляция между нефтяными котировками и рублевыми валютными парами снизилась, изменения валютного курса при падении цен на сырье стали менее резкими. Приемлемая для бюджета стоимость барреля в рублях составляет 3 600–3 800 рублей, а это значит, что при цене за баррель в 28 долларов курс доллара должен составлять минимум 130 рублей.

Тем не менее даже рост курса до 85 рублей повышает инфляционные риски. Для простого человека это означает подорожание товаров и услуг в связи с увеличением уровня инфляции. Мы предполагаем, что в 2016 году цены на товары вырастут минимум на 15%.

Дальнейший рост инфляции и курса должны привести к ужесточению денежно-кредитной политики ЦБ РФ. Это означает, что в перспективе нас ожидает повышение ключевой ставки и новые ограничения по сделкам РЕПО в валюте, возможны и менее популярные меры. Правда, регулятор заявил, что прибегнет к экстренным мерам только в случае угрозы финансовой стабильности.

Сам по себе рост ключевой ставки усугубит и без того плачевное состояние системы кредитования населения и бизнеса, ведь ставки по кредитам вырастут пропорционально. Вырастут и ставки по вкладам. Но с учетом высокого уровня инфляции выгода рядовых вкладчиков будет минимальной, так как цены на товары и услуги будут расти быстрее, и даже более высокий банковский процент не перекроет уровень возросших затрат.

Больше других от падения цен на нефть пострадает бюджет РФ. До январского падения правительство заложило в бюджет цену на нефть в 50 долларов за баррель и дефицит в 2,36 трлн рублей. Сегодня мы имеем цену ниже 30 долларов за баррель, а значит, можем говорить о том, что дефицит существенно возрастет. Чем дольше стоимость энергоносителей будет держаться на столь низких уровнях, тем существеннее будет дефицит. Так, по нашим подсчетам, падение цены на нефть до 25 долларов за баррель увеличит дефицит в два раза, почти до 5 трлн рублей. Недостающие средства планировалось изъять во имя спасения экономики из Резервного фонда, в котором осталось не более 5,5 трлн рублей. Соответственно, можно сделать вывод: если цена на нефть весь год будет держаться на уровне 25–30 долларов за баррель, денег на преодоление кризиса в стране может не хватить.

В правительстве уже практически решено сократить расходы, но насколько существенно это улучшит ситуацию, пока оценить трудно. Приняты меры по снижению зависимости экономики от нефтегазовой конъюнктуры. Во-первых, этому способствует политика импортозамещения, которая стимулирует отечественных производителей расширяться и оживлять застоявшиеся мощности. В рамках политики импортозамещения предусмотрены поддержка и серьезные госинвестиции – например, в сельское хозяйство. Правительство планирует к 2020 году полностью обеспечить страну отечественными овощами и фруктами… Во-вторых, принимаются меры по стимулированию внутреннего спроса. Не остался без поддержки малый и средний бизнес. Важно, чтобы страна преградила путь иностранным товарам, услугам и технологиям не только в рамках санкций, но и в целом ограничивала ввоз импортной продукции для снижения уровня конкуренции. Тогда у наших производителей будет возможность активно расширяться и конкурировать между собой, занять ниши, куда раньше было трудно попасть из-за высокой конкуренции со стороны импортных товаров.

Чтобы в экспорте росла доля иных товаров, кроме сырьевых, важно, чтобы они были относительно дешевыми и качественными, тогда они будут привлекательны для иностранного потребителя. Пока мы только на пути к этому.

Сейчас ясно одно: 2016 год для экономики и населения России будет крайне непростым. Даже восстановление цен на нефть до 40–50 баррелей не принесет кардинальных изменений. Россия только на пути к устранению зависимости от нефтегазовых доходов. И лишь по мере сокращения этой зависимости экономика будет восстанавливаться.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции