В России доллар уже столько раз становился национальным достоянием, что очередное его триумфальное возвращение не должно никого удивлять. Рубль может одерживать локальные победы на коротком и даже среднем временном отрезке. Но превратить выигрыш отдельной битвы в победу в войне рубль не способен.

Если забег достаточно длинен, рубль бывает побежден. Дело здесь, конечно, не в твердости политических убеждений национальных лидеров и даже не в объеме золотовалютных резервов. Чья экономика больше и диверсифицированнее, та валюта и побеждает. Проигравшие могут оттягивать неизбежное, тратить резервы или вводить ограничения, но все их успехи будут локальными – «войну» они проиграют.

К слабости отечественной валюты, конечно, можно привыкнуть, хоть это и неприятно. Истина, открывшаяся населению в 1990-х годах, когда дно падения было непредсказуемо, многому научила даже убежденных экономических патриотов. В итоге даже многолетнее укрепление рубля в 2000-е не застало никого врасплох – как оказалось, граждане все эти годы ждали подлянок от доллара. И, конечно, ничему не удивлялись ни в 2014 году, ни этой зимой. К сожалению, приходится констатировать, что рубль потенциально слаб даже в самые лучшие периоды своего роста. Возможно, все неисчислимые богатства наших земель рублю не помогают – наверное, потому, что нуждаются в приложении дефицитных в России умелых рук и не менее дефицитных светлых голов.

Но, согласитесь, иногда при достаточно длительном наблюдении за новостями на валютном рынке кажется, что рублю не хватило совсем чуть-чуть для того, чтобы одержать победу. Пяти минут, чтобы закрыть день «в плюсе», пару рабочих дней, чтобы поддержать начавшийся положительный тренд, пары сотен миллиардов долларов, чтобы ЦБ смог посрамить скептиков и жестоко наказать валютных спекулянтов.

Что интересно: в конце года обычно такого не происходит. Вы замечали, что как только начинает рано темнеть и по оформлению витрин становится заметно приближение Нового года, так рубль начинает себя чувствовать не очень здорово. То ликвидности банковской системе не хватает, то нефть падает в цене, то пузырь лопнет на каких-нибудь экзотических рынках. А в итоге рубль оказывается в сложном положении и Банк России принимается более-менее деятельно его спасать. В лучшем случае – опровергать безосновательные домыслы и слухи на рынке.

При этом наступающие новогодние каникулы иногда приносят на рынок разрядку и облегчение, а иногда — нет. В декабре 2014 года ЦБ каникул дожидаться не стал и повысил с 16 декабря учетную ставку сразу 6,5 процентного пункта до 17% — иначе сейчас рубль преодолевал бы не исторические рекорды, а всего лишь рекорды годичной давности.

В России первые два месяца зимы постепенно становятся зоной повышенного риска для рубля. Такое впечатление, что страна сначала самозабвенно готовится к новогодним праздникам (ей не до валютных курсов), а потом долго из них выходит. И все это за счет рублевого курса. Рубль падает этой зимой (и продолжает падать). Он сильно (на 33%) просел в то же время год назад. И, что интересно, также падал два года назад, когда у России не было большинства тех экономических и политических проблем, с которыми она борется сегодня.

Каждый раз умные люди объясняют это разными причинами, но с неизбежностью показа по телевизору «Иронии судьбы» рубль к началу февраля стоит существенно меньше, чем 1 декабря. Февраль в этом смысле менее фатален для российской валюты: здесь, как правило, регулятор уже успевает собраться с силами, финансисты – вернуться с теплых стран, а остальная страна – войти в рабочий ритм.

В цифрах все выглядит очень наглядно. За три последних декабрьско-январских периода суммарный рост номинального курса доллара к рублю составил более 70% (70,53%, по данным ЦБ на 25 января). То есть с формальной точки зрения, если бы мы отдыхали эти шесть месяцев, доллар стоил бы не 80,57 рубля, а 47,24.

Мне кажется, 47,24 рубля за доллар – очень привлекательный курс. Настолько, что вполне логично было бы распространить новогодние каникулы на первый и последний месяцы года. Все равно работа в эти месяцы мало кого радует: сначала аврал, подчищение хвостов, подготовка отчетности, а потом тяжелое похмелье. А здесь прямая польза для российской экономики.

Выдержать два месяца безделья, конечно, сложно, но привыкли же мы к зимним каникулам. Значит, можем. Есть еще один вариант – собраться с силами и отказаться от зимних каникул. Рублю, конечно, не поздоровится, зато мы сможем ежегодно прибавлять к ВВП 4–5%. Надо уже на что-то решаться, дальше жить с такими праздниками (и таким рублем) становится просто тяжело.

Единственное, что смущает в этих расчетах, – котировки нефти. За три последних декабря и почти три последних января сорт Brent потерял около 54% своей стоимости. Российские праздники здесь явно ни при чем. Зато можно констатировать, что рубль показал большую устойчивость и не столь прямую корреляцию с нефтью, как принято думать. Хоть это неплохо.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции