Сегодня с большим разочарованием читаются статьи в СМИ о том, что обязательная «автогражданка» (ОСАГО) – драйвер роста для страхового рынка, что сборы страхового рынка в 2015 году удалось сохранить на фоне резкого оттока клиентов из добровольного каско только за счет взвинченной премии по ОСАГО.

Нерыночное обязательное страхование, от приобретения которого автовладелец отказаться не может, стало источником обогащения страховщиков. А до введения ОСАГО страховые компании, лоббируя закон, рассказывали всем нам, что они предлагают ввести этот продукт вовсе не для извлечения прибыли. А для того, чтобы приучить граждан к страхованию, показать состоятельность и полезность страховых фирм. Для этого даже в законе об ОСАГО черным по белому написано (и тогда было написано, и сейчас), что «доля страховой премии, непосредственно предназначенная для осуществления страховых и компенсационных выплат, не может быть менее чем 80% страховой премии».

Таким образом, государство поставило страховщикам четкий ориентир – выплачивать по ОСАГО клиентам не менее 80% от собранного, а оставшиеся 20% использовать на осуществление своей деятельности по обязательному страхованию. При этом в 2003 году было однозначное понимание, что если прибыль по ОСАГО и будет, то максимум 5% от сборов. А в идеале страховщики вообще не должны были извлекать прибыль из ОСАГО, а получать прибыль из добровольных видов (каско, страхование недвижимости), которые они могли дополнительно продавать новым клиентам. Так обязательное страхование «автогражданки» и работает в Европе – там выплаты составляют более 90% от сборов.

Однако этот норматив сразу после принятия закона резко забыли и больше о нем не вспоминали. В итоге все 11 лет работы ОСАГО норматив не выполнялся и составил только 53%. В абсолютной величине нарушение составило более 250 млрд рублей. Одна из двух причин либо обе одновременно привели к таким, недопустимым с позиции автовладельцев, результатам: либо 250 млрд рублей за 11 лет ОСАГО автовладельцы недополучили в качестве выплат, либо автовладельцы переплатили за полисы ОСАГО по завышенным тарифам. Других обоснованных причин сложившейся ситуации быть не может.

На фоне этих нормативных нарушений в октябре 2014 года Банк России повысил тариф на ОСАГО на 23–30%. Именно в этом тарифном коридоре страховые компании получили право устанавливать собственные тарифы. Практически все без исключения страховые компании практически в каждом регионе России подняли тарифы до максимальных допустимых отметок. То есть повысили тарифы на 30%.

Не прошло и месяца с того повышения, как страховщики начали новую кампанию: дескать, «маловато будет», и начали сразу предъявлять новые расчеты.

И вот с 1 апреля 2015 года всех автовладельцев ждал второй неприятный сюрприз от Банка России – он повысил тариф на ОСАГО еще на 40–60%. Так как в апреле был повышен уже повышенный в октябре 2014 года тариф, то повышение базового тарифа составило (по сравнению с ценами, действовавшими до октября 2014 года) для абсолютно каждого автовладельца от 80% до 110%, то есть практически в два раза.

При этом страховщики и сам ЦБ завели мантры о том, что лимиты выплат были повышены в разы, стало быть, и повышение тарифа обоснованно. Но это не так. Тариф на ОСАГО при его определении в 2003 году был существенно завышен, официальная статистика сборов и выплат за11 лет ОСАГО недвусмысленно подтверждает, что увеличение лимитов можно было производить вообще без повышения тарифа и в октябре 2014 года, и в апреле 2015-го.

Как не допустить антиводительских решений по ОСАГО? Сегодня сами страховые компании монопольно владеют статистикой по обязательному автострахованию. Банк России не может подтвердить достоверность обосновывающих необходимость повышения тарифа статистических данных и, соответственно, самих расчетов.

Сами расчеты, на основании которых было принято решение о повышении тарифа на ОСАГО, от нас тщательно скрывают. А эти статистические данные и расчеты должны быть абсолютно открыты. Ведь это решение напрямую затрагивает права 50 млн автовладельцев и практически любое домохозяйство.

Решение Банк России о повышении принял ранее, чем обеспечил выполнение установленного законом норматива выплат. Это означает, что значительная часть повышенного тарифа так и продолжит оседать в карманах страховых компаний. Чтобы этого не происходило, нужно установить четкий механизм реализации закона в части нормативного отношения выплат к сборам:

1. Более 80% страховой премии направляются страховщиком на страховые и компенсационные выплаты (сейчас это уже указано в законе об ОСАГО).

2. Если в отчетном периоде страховщик направил на такие выплаты менее 80% страховой премии, образовавшаяся разница подлежит перечислению в специально созданный фонд, из которого будут финансироваться мероприятия по обеспечению безопасности дорожного движения. Тогда страховые компании лишатся экономического интереса лоббировать постоянное повышение тарифа на ОСАГО или недоплачивать своим клиентам. Ведь избыток полученного от ОСАГО они все равно себе оставить не смогут.

Несложно подсчитать, что два повышения тарифа должны были принести страховым компаниям в плюс к уже собираемым в год 150 млрд рублей (в 2014 году) еще 165 млрд рублей в год. То есть за полный год действия повышенных тарифов сборы должны были составить около 315 млрд рублей. С учетом того, что второе повышение имело место только с 1 апреля, сборы за 2015 год должны были составить около 290 млрд рублей.

Однако официальная статистика Российского союза автостраховщиков (РСА) показывает, что в реальности в 2015 году страховым компаниям по ОСАГО удалось собрать только 220 млрд рублей. Объяснить, куда делись 70 млрд, получение которых Банк России практически гарантировал страховым компаниям, можно, обратившись к статистике продаж полисов ОСАГО и прироста российского автопарка.

В 2015 году продажи полисов ОСАГО по сравнению с 2013 годом (когда действовали старые тарифы) снизились на 2,8 млн единиц. Тем более фантастически выглядит снижение количества проданных полисов на фоне увеличения за 2014–2015 годы автопарка на 4,1 млн единиц. То есть 6,9 млн автовладельцев отказались от покупки полисов ОСАГО только за два последних года. Так граждане отреагировали на несправедливо повышенный, по их мнению, тариф на ОСАГО. Завышенный тариф на ОСАГО заставил автовладельцев уйти из официальной системы обязательного автострахования – либо покупать дешевые поддельные полисы ОСАГО, либо вообще ездить без полиса.

Конец 2015 – начало 2016 года ознаменовались сразу двумя инициативами страховщиков.

Инициатива первая: штрафовать за отсутствие полиса ОСАГО по камерам видеофиксации. Причем страховые компании предлагают это делать за каждый проезд камеры без полиса. Штраф сейчас составляет 800 рублей. То есть если за один день проехать, к примеру, 30 камер, то автовладельцу придется заплатить штраф 24 тыс. рублей.

Инициатива вторая: ввести повышающий коэффициент для нарушителей ПДД. И тут страховщики сразу анонсировали расчеты, якобы подтверждающие, что тариф для нарушителей может быть повышен в 2–8 раз в зависимости от количества нарушений и степени тяжести. Так что, если задумки страховщиков реализуются, премия по ОСАГО может составлять 50 тыс. рублей и выше.

Сейчас с большой долей вероятности можно предположить, что и та, и другая инициативы будут приняты, а стоимость ОСАГО продолжит постоянно расти – за счет базовой ставки или разных коэффициентов и уловок страховых компаний.

Банк России повышением тарифа на ОСАГО благословил страховые компании продолжать в том же духе. Сегодня решения по тарифам на ОСАГО принимаются Банком России единолично. Никто (даже Счетная палата) не могут проверить обоснованность тарифа или возразить Банку России.

Страховые компании не получили нужного импульса совершенствовать собственные процессы, сокращать издержки и повышать качество взаимодействия с клиентами. Поэтому построенная страховыми компаниями система ОСАГО так и продолжит работать, вызывая нарекания десятков миллионов автовладельцев, начиная с процесса приобретения полиса и заканчивая тотальными недоплатами за ущерб и сотнями тысяч судебных разбирательств ежегодно.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции