Кто такие коллекторы? В лучшем случае – холодные функционеры, не имеющие ничего личного против своих жертв, но изводящие их звонками и письмами. В худшем – узаконенные бандиты, не гнушающиеся физическими методами воздействия и, как выяснилось недавно, способные применить против должника и его близких бутылку с зажигательной смесью. Дементоры нашей реальности.

Это тот самый редкий случай, когда халатное отношение к своим обязанностям способно улучшить отношение к тебе общественности. Даже работа охранника зоны и тюрьмы не столь однозначно негативно воспринимается большинством сограждан.

Действительно, сложно найти людей, которые любили бы коллекторов. Думаю, практически без исключений это члены семей коллекторов и представители контрагентов, имеющих с ними деловые связи. По сути, коллекторы в России уже почти стали кастой – еще не неприкасаемой, но уже имеющей безусловно негативную оценку общества. При этом в последние несколько лет по сообщениям в СМИ, соцсетях и на интернет-форумах стала заметна тенденция к росту (и даже взращиванию) фаталистического отношения к коллекторам. Так же, как в России поговорка «от тюрьмы и от сумы не зарекайся» гораздо более популярна, чем идея построения правового государства. Да что там – юристы первыми и любят говорить, что соблюдение российских законов не освобождает от ответственности. И смотрят при этом выжидающе.

Так же и с коллекторами – в последнее время нас упорно подводят к мысли, что отсутствие кредитных отношений с банком не является гарантией от установления прочных связей с коллекторами. От коллекторов, мол, не зарекаются так же, как и от тюрьмы. Самое простое, конечно, – потеря паспорта. Но можно, например, паспорт и не терять, а просто передать его «надежному человеку» для оформления чего-нибудь. Тогда, кстати, у тебя не будет даже формального повода возмутиться визитом коллекторов, потому что паспорт же не утерян и заявления об этом ты не писал…

Вопрос заключается в том, повод ли все вышесказанное для того, чтобы начать сомневаться в необходимости существования института коллекторов? Положительного ответа здесь, конечно, быть не может. Потому что, извините, плохой запах – это не повод закрывать общественный туалет. Пахнуть будет еще хуже. Поэтому надо дорабатывать законопроект о коллекторских агентствах (как ни странно, здесь Валентина Матвиенко права), которые действуют на рынке уже больше десяти лет. Кроме того, очень бы пригодилось дополнительно дать по шапке указать Банку России, который именно в ситуации с коллекторами не желает признавать за собой функции мегарегулятора рынка.

Кстати, как раз в случае с причинением вреда ребенку в Ульяновске, где коллектор запустил бутылкой с зажигательной смесью в окно, неплохо было бы присмотреться подробнее к кредитору – микрофинансовой организации «РосДеньги», выдающей кредиты по ставке 2% в день (это с капитализацией, если грубо, около 143 000% годовых). И это уже в прямой компетенции ЦБ, который так любит ограничивать ставки для коммерческих банков.

Мне кажется, этого будет достаточно, чтобы коллекторы перестали хотя бы восприниматься как враги всего белого и пушистого, а у общества будет моральное (а не только законное) основание применять в наиболее вопиющих случаях какие-то административные и прочие меры воздействия к отдельным агентствам и их представителям. «Вопиющих» — потому что во всех других коллектор оказывается в своем праве, как это ни прискорбно признавать.

Здесь, кстати, отношения коллекторов и заемщиков сильно напоминают отношения хищников и людей. Не так давно западные ученые обнаружили, что почти половина всех зафиксированных атак крупных хищников на людей, которые произошли в период между 1955 и 2014 годом в Америке, Европе и России, были спровоцированы рискованным поведением со стороны человека. Но это, конечно, скорее шутка. Ведь нельзя же требовать от людей скрупулезного исполнения взятых на себя обязательств…

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции