На этой неделе Россия, Саудовская Аравия, Катар и Венесуэла договорились временно заморозить добычу на уровне 11 января 2016 года. Затем о готовности присоединиться к этой «заморозке» заявили еще несколько стран, в том числе Иран. Но может ли Россия в принципе добывать нефти в будущем больше, чем сейчас, или хотя бы столько же?

В 2015 году российский нефтяной сектор поставил два своеобразных рекорда: добыча нефти в стране достигла наивысшего уровня за период с 1990 года, а российский нефтяной экспорт (экспорт нефти и нефтепродуктов в физическом выражении) – исторического максимума. При этом, несмотря на высокую степень выработанности многих крупных месторождений и существенно более высокие затраты на разработку новых, потенциальные возможности сохранения достигнутых уровней добычи и экспорта существуют.

Россия располагает весьма значительными запасами нефти, которые позволяют поддерживать высокие уровни ее добычи в течение многих лет. Существует значительный потенциал добычи нефти как за счет вовлечения неразрабатываемых запасов в освоенных регионах, так и месторождений в новых регионах. В то же время есть весьма значительный потенциал дополнительной добычи на действующих месторождениях за счет их более углубленной разработки. Коэффициент извлечения нефти в России составляет лишь 28%, что значительно ниже среднего мирового уровня. В США значение данного коэффициента находится в диапазоне 35–43%, в Норвегии составляет 46%.

Как показало исследование международной аналитической компании IHS, Россия входит в число стран, которые могут получить наибольший прирост добычи нефти за счет применения технологий горизонтального бурения и гидроразрыва пласта на «старых» низкопродуктивных традиционных месторождениях. Потенциал дополнительной добычи нефти в стране за счет применения этих технологий составляет 12 млрд баррелей. По этому показателю Россия занимает второе место (после Ирана) среди наиболее перспективных в этом отношении стран за пределами Северной Америки.

Кроме того, чрезвычайно значителен потенциал неразрабатываемых в настоящее время нетрадиционных запасов. Так, по данным Администрации энергетической информации США, по технически извлекаемым запасам сланцевой нефти Россия занимает первое место в мире (на втором – США).

Весьма значителен и потенциал нефтепереработки, которая по своему технологическому уровню значительно отстает от уровня развитых стран. В настоящее время глубина переработки нефти в России составляет лишь 74%, тогда как в ведущих промышленно развитых странах она достигает 90–95%. Увеличение глубины переработки позволит удовлетворять внутренние потребности в моторном топливе при меньших объемах потребления нефти.

В перспективе мировой спрос на нефть будет расти, что позволяет России сохранить и даже увеличить текущие объемы нефтяного экспорта. При этом в силу демографических тенденций и повышения энергоэффективности следует ожидать снижения спроса на нефть в Европе, основном экспортном рынке России. В то же время можно прогнозировать значительный рост спроса на нефть в Азии, прежде всего в Китае. В связи с этим необходимо изменить географическую структуру российского экспорта нефти, расширить инфраструктурные возможности увеличения ее поставок в восточном направлении.

В то же время возможности развития российского нефтяного сектора будут в значительной степени зависеть от уровня мировых цен на нефть. В последние годы на мировом нефтяном рынке сформировалось устойчивое превышение предложения над спросом. Это привело к значительному снижению мировых цен на нефть. Основным фактором роста мирового предложения нефти стало быстрое увеличение добычи сланцевой нефти в США благодаря применению новых технологий и сложившимся в предыдущие годы высоким ценам на нефть. Несмотря на снижение цен, ОПЕК отказалась от сокращения установленной квоты добычи нефти, перейдя к политике сохранения своей доли на мировом нефтяном рынке. В результате в 2015 году средняя цена на российскую нефть на мировом рынке упала до 51 доллара за баррель, что в два раза ниже среднего уровня предыдущих трех лет, а в первые месяцы текущего года она опустилась в район 30 долларов. Низкие цены, таким образом, стали новой реальностью нефтяного рынка.

Как свидетельствуют последние данные, под воздействием низких цен на нефть в мировой нефтяной отрасли началось сворачивание добычи нефти на высокозатратных месторождениях, резко снизилась инвестиционная активность. Началось снижение добычи в США (пик в 9,6 млн баррелей в сутки был достигнут здесь в апреле 2015 года), снижается добыча в других высокозатратных нефтяных регионах – Норвегии, Великобритании, Мексике. Резко сократились инвестиции в разработку нетрадиционных месторождений – сланцевой нефти в США, нефтеносных песков в Канаде, глубоководных месторождений в различных регионах мира.

В то же время сокращение добычи нефти в высокозатратных регионах в настоящее время фактически нейтрализуется увеличением добычи в странах ОПЕК, стремящихся к расширению своей рыночной доли. Для стран, доходы которых в решающей степени зависят от экспорта нефти, низкие цены усиливают стимулы к расширению доли на рынке. Увеличением объемов поставок они стремятся хотя бы частично компенсировать сокращение доходов из-за падения цен на нефть. В результате реальностью стало систематическое превышение установленной суммарной квоты добычи нефти странами ОПЕК (30 млн баррелей в сутки). Существенно выросла добыча в Саудовской Аравии и Ираке. Вследствие снятия действовавших санкций следует ожидать значительного увеличения поставок нефти Ираном, третьей среди членов ОПЕК страны по объемам добычи нефти.

Положение на рынке нефти характеризуется преобладанием факторов, которые будут способствовать сохранению относительно низких цен на нефть. К наиболее существенным факторам можно отнести наличие значительных запасов сланцевой нефти в США, которые будут быстро вовлекаться в разработку и увеличивать предложение при повышении мировых цен на нефть выше 60 долларов за баррель, замедление экономического роста в Китае, падение дисциплины в ОПЕК, а также увеличение поставок нефти Ираном. В этих условиях наиболее вероятным представляется диапазон мировых цен на нефть 40–60 долларов за баррель.

В России в условиях низких нефтяных цен возможности вовлечения в разработку новых месторождений и нетрадиционных запасов будут существенно ограничены, так как инвестиции в наиболее высокозатратные проекты окажутся экономически неэффективны. В первую очередь за рамками экономической эффективности окажутся проекты на арктическом шельфе.

Возможности развития нефтяного сектора ограничивают и экономические санкции против России. Помимо финансовых санкций, ограничивающих доступ российских компаний к внешним источникам финансирования, ряд развитых стран (США, ЕС, Норвегия, Австралия) установили запрет на поставку в Россию оборудования и технологий для глубоководного бурения, разработки месторождений на арктическом шельфе и добычи сланцевой нефти. Следует также учитывать, что технологии, используемые для разработки сланцевых месторождений (горизонтальное бурение, гидроразрыв пласта), применяются также при разработке месторождений традиционной нефти, прежде всего на месторождениях с высокой степенью выработанности запасов для более полного извлечения нефти. Поэтому ограничения на поставку оборудования для горизонтального бурения и гидроразрыва могут также привести к преждевременному закрытию действующих месторождений из-за невозможности их более углубленной разработки.

В условиях низких мировых цен на нефть и действия секторальных технологических санкций основой дальнейшего развития российского нефтяного сектора должны стать традиционные запасы нефти на суше. Особое значение при этом приобретает углубленная разработка действующих месторождений. Необходимы как активизация использования не подпавших под санкции зарубежных технологий, применяемых в данной области, так и ускоренное развитие импортозамещающих технологий повышения уровня нефтеизвлечения. Возможности поддержания добычи нефти будут в значительной степени зависеть от технологического прогресса в отрасли.

Дальнейшее развитие нефтяного сектора требует создания и соответствующих налоговых условий. Прежде всего, необходима структурная реформа системы налогообложения нефтяного сектора, включающая поэтапное снижение экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты (вплоть до их полной отмены) и повышение роли налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Снижение экспортных пошлин сократит субсидирование нефтеперерабатывающего сектора и создаст реальные стимулы к его модернизации и повышению глубины переработки нефти. Вместе с тем сократится субсидирование Россией других стран ЕАЭС, в которые осуществляются беспошлинные поставки российской нефти и нефтепродуктов. Одновременно рост внутренних цен на нефть и нефтепродукты (в условиях низких мировых цен на нефть он будет минимальным) усилит стимулы к повышению энергоэффективности.

Первым этапом структурной реформы стал так называемый налоговый маневр, предусматривающий снижение предельной ставки экспортной пошлины на нефть с 59% в 2014 году до 30% в 2017-м. Однако в 2016 году, ради увеличения доходов государственного бюджета, снижение ставки экспортной пошлины было заморожено (она сохранена на уровне 2015 года). При этом в качестве дополнительной меры увеличения доходов предполагается повышение акцизов на нефтепродукты. На наш взгляд, более предпочтительным решением здесь было бы снижение экспортной пошлины. И повышение акцизов, и снижение экспортной пошлины ведут к росту внутренних цен на моторное топливо и бюджетных доходов (в случае с экспортной пошлиной – за счет повышения ставки НДПИ). Однако снижение экспортной пошлины позволяет получить дополнительные положительные эффекты – сокращение масштабов субсидирования нефтеперерабатывающего сектора и стран ЕАЭС.

Следующим шагом должно стать введение на новых месторождениях специального налога на дополнительный доход (НДД) с прогрессивной налоговой ставкой, зависящей от уровня доходности проекта. Такой налог учитывает все рентообразующие факторы и автоматически приводит налоговую нагрузку в соответствие с реальной экономической эффективностью разработки конкретных месторождений. В случае высокоэффективных проектов применение НДД обеспечивает прогрессивное изъятие природной ренты в пользу государства; одновременно создаются необходимые условия для реализации низкоэффективных проектов. Введение НДД обеспечит более широкую дифференциацию налоговой нагрузки и создаст необходимые условия для инвестиций. В дальнейшем данный налог может быть распространен на действующие месторождения, в частности на проекты с использованием методов увеличения нефтеотдачи.

Важное значение для развития российского нефтяного сектора имеет создание условий расширения деятельности малых и средних компаний. Деятельность крупных нефтяных компаний, как правило, сосредоточивается на реализации масштабных высокодоходных проектов. Небольшие и менее доходные проекты оказываются за рамками их деятельности. Это создает возможности для расширения работы в нефтедобывающем секторе малых и средних предприятий. Они могут быть весьма эффективны в таких областях, как углубленная разработка действующих месторождений, разработка мелких месторождений и трудноизвлекаемых запасов, геолого-разведочные работы, сервисные услуги.

В настоящее время сектор малых и средних нефтедобывающих предприятий в России развит крайне слабо. Структура российского нефтяного сектора характеризуется преобладанием крупных вертикально интегрированных компаний. При этом на долю пяти крупнейших компаний приходится почти 80% общей добычи нефти в стране.

Показательным примером эффективности малых и средних компаний в нефтедобывающем секторе является опыт США. Именно такие предприятия сыграли здесь основную роль в «сланцевой революции». На компании с объемом добычи до 2,5 млн тонн в год (до 50 тыс. баррелей в сутки) в США приходится 46% добычи нефти, в России – лишь 3%.

Развитие сектора малых и средних нефтедобывающих компаний требует формирования соответствующего организационно-правового режима, включая существенное снижение административных барьеров при предоставлении в пользование участков недр.

Реализация перечисленных мер будет способствовать решению таких ключевых задач, как поддержание достигнутого уровня добычи нефти в стране и более рациональное использование нефтяных запасов.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции