По статистике Объединенного кредитного бюро, за год в 2,5 раза выросло количество кредитных заявок с подозрением на мошенничество. При этом в целом заявок стало меньше. Одобренных — еще меньше. Откуда взялось столько «умных» людей, как они пытаются обмануть банки и почему этого не стоит делать никогда, категорически и 100-процентно? Даже в самой крайней ситуации.

Факт. Подозрительных заявок на закате эпохи «стабильности» фиксировалось около 120 тыс. в год. Теперь эта цифра перевалила за 300 тыс. Общий объем не выданных по таким заявкам кредитов аналитиками ОКБ оценивается в 60 млрд рублей. Получается, что каждый, кто так или иначе был заподозрен/уличен в фейке, претендовал примерно на 200 тыс. рублей кредита. На что и кому может понадобиться две сотни? Пожалуй, это не такие большие деньги, чтобы создать новый актив. Скорее, они нужны были на пресловутый «ремонт» либо на покрытие старых долгов.

С долгами у людей явно проблемы. В каждом десятом случае. «Коммерсант» приводит статистику: 1 февраля 2016 года уровень просрочки достиг 9,9%. Год назад он находился на отметке в 7%. В 2014 году был равен 5,4%, а в 2013-м — и того меньше, 4,7%. То есть началось не сейчас. В каком-то смысле это все еще последствия «кредитного бума 2011—2013 годов. Но тенденция налицо. Плюс кризис, инфляция, снижение реальных доходов и «вот это вот всё».

Поэтому, пожалуй, «умные» ниоткуда не взялись, они были всегда. Просто где-то им хватало честных заявок, чтобы кредит получить, где-то у банков аппетиты к риску были повыше, где-то сказывался недостаток информации. Хотя увеличение в 2,5 раза свидетельствует о том, что заемщики идут на крайние меры. А именно:

  • пытаются получить кредит по поддельному паспорту. Самостоятельно или с помощью «специалистов» подготавливая заявки на чужие паспортные данные / информацию из кредитной истории;
  • пытаются получить кредит, указав недействительное место работы;
  • пытаются получить кредит, указав заведомо ложные данные в справке о доходах.

И в эту статистику еще не попадают люди, которые ведут себя не так активно, но проблемные долги тоже имеют. Вроде тех, кто вышел на глубокую просрочку и вместе с ней в «глухую оборону»: от банка, от его возможных представителей и дальше по цепочке — коллекторов, судебных приставов... Не попадают сюда и люди, которые скидывают обремененные кредитами залоги или прямо сейчас проходят процедуру банкротства. Хотя это все тоже меры отчаянные.

Почему все это нерационально и глупо?

Во-первых, потому, что оценка рисков — это банковский хлеб с маслом. И с черной икрой в ряде случаев. Еще в 2011—2012 годах количество кредитных историй, содержащих ошибки (вроде чужого кредита), составляло приблизительно 4%. То есть шанс «обмануть систему» был приличный — 1:25. Сейчас это число не больше 0,5—1%. И выдать себя за кого-то еще — это как выиграть в лотерею. Можно. Известия о счастливчике из Новосибирска с этим его джекпотом в 350 млн рублей тому подтверждение. Но сложно. Зато схлопотать соответствующую статью УК РФ — всегда пожалуйста.

Во-вторых, работодателя заемщика банки теперь проверяют чуть ли не тщательнее, чем самого заемщика. Поскольку это и есть гарант, что у вас будут деньги на погашение кредита. И у каждого банка есть доступ к СПАРК или «Вестнику ЕГРЮЛ» хотя бы, которые несуществующее юридическое лицо точно покажут.

В-третьих, вы, конечно, можете написать себе зарплату в 10 выше, чем она на самом деле есть. И банк даже может допустить, что вы, как уникальный специалист в своей области, столько получаете. Но оценивать-то все равно будет по среднему в указанном регионе/городе.

Что касается любых оборон, ничего, кроме затяжной осады коллекторов или судебных разбирательств, они принести не могут. В любом случае, «долг, доведенный до взыскания», отказ «с подозрением на мошенничество» или, того хуже, экономическая статья — это минус возможность взять кредит, если он реально нужен. Если и не навсегда, то на очень, очень долгие годы вперед.

Ну не глупо?

Тем более что всегда можно договориться. И есть мнение, что дальше договариваться станет проще. Сейчас банки продают долги заемщиков с просрочкой «120+» за 0,5—1,5% от его суммы. И появляются компании, которые предлагают выкупать эти долги чуть дороже по договоренности с самим заемщиком, который готов выкупить свой долг за «чуть дороже плюс еще несколько». Пока на этом рынке много шарашкиных контор и откровенного мусора, но есть все шансы на закрепление. Идея-то классная. Есть разница: выплатить 9/10 долга плюс проценты или «отъехать» на 20%? Существенная! И банк зарабатывает больше, и заемщик в выигрыше, и посредник не в обиде.

Как бы там ни было, механизмы будут найдены. Просто так сидеть на 9,9% просрочки банкам нет никакого смысла. Как и заемщикам идти на крайние, а точнее, бескрайние как раз меры, чтобы избавиться от старых проблемных долгов, либо нахватать новых проблемных долгов.

Откуда такая уверенность? Скорее, это ощущение. Мы все сейчас — как персонаж старой сказки. Не волшебники, только учимся. Сколько там потребительскому кредитованию в России? Десять, одиннадцать лет? Все еще впереди. И завтра у нас — непременно светлое. Хотелось бы верить.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции