Банки.ру недавно поднимал тему влияния официальных праздников на экономику. А как эти праздники влияют на фондовый рынок и доходность российских ценных бумаг?

Россия занимает не первое место в мире по количеству официальных праздников. Номинально их восемь (в большинстве стран — 10—12), однако празднуются они с размахом. Более того, инициативы по увеличению их количества по примеру, скажем, Японии, где есть День любования сакурой, озвучиваются представителями различных депутатских фракций каждый месяц. Сейчас, к примеру, всерьез обсуждается возможность сделать 18 марта — День воссоединения Крыма — государственным праздником. И общий информационный фон здорово похож на приснопамятный 2001-й, когда 23 февраля стало нерабочим днем. Но нужны ли нам новые праздники и стоит ли ограничивать их продолжительность?

Самый «крупный» праздник в году для России — это Новый год. С начала 2000-х вся страна гуляет с 1 по 9 января. Последствия такого продолжительного производственного простоя фиксируются каждый год и стоят в среднем 0,04% роста ВВП. На общем фоне вроде бы незаметно. Однако только в этом году 9 января принесло россиянам нефть в 33 доллара за баррель, которая не восстановилась до 20 января, и доллар в 75 рублей, остановивший свой рост тоже приблизительно в это время. Причины такой динамики понятны: нефтяные контракты исполняются согласно тренду конца декабря (а они негативные), рубли на рынке никто не покупает, а так как для фондов, инвестирующих в российские активы, при нулевом информационном фоне других ориентиров просто нет, падение становится неудержимым.

Вроде бы причины такого падения уже много раз постфактум объяснялись, и праздники тут как будто ни при чем. Однако подобная ситуация наблюдается уже более десяти лет — с 2005 года Россия встречает новый рабочий год с низкой нефти и подорожавшего доллара, вне зависимости от состояния макроэкономических показателей. Индексы РТС и ММВБ первые пять рабочих дней стабильно теряют без каких-либо намеков на стабилизацию, активность инвесторов остается низкой вплоть до 20-х чисел, а январские выпуски ОФЗ уже третий год подряд торгуются ниже номинала. Возникает вопрос: праздники так действуют только на Россию или нечто подобное происходит во всем мире?

Начнем с того, что столь длинных праздников, как Новый год в России, нет ни в одной другой развитой стране. Что же касается долгих выходных, в других странах они точно так же характеризуются снижением американских индексов и небольшим падением курсовой стоимости доллара. Традиционно игроки стремятся закрыть короткие позиции в преддверии выходных, на международных рынках ожидается затишье, которое для спекулянтов хуже любой беды. Однако с первыми рабочими днями законы рыночных ожиданий снова начинают работать, и выделить ярко выраженную статистику становится чрезвычайно трудно. Ситуаций, при которых два длинных выходных разделяла бы только неделя, ни в США, ни в какой-либо другой развитой стране нет.

В России же, помимо традиционного Нового года и майских праздников, периодом затишья становится и 23 Февраля, плавно переходящее в 8 Марта. Разница между этими праздниками — одна неделя, которая за последние 14 лет, с момента объявления его нерабочим днем, традиционно является временем затишья, снижением курса национальной валюты и в целом неважного самочувствия фондового и долгового рынков. Правда, в этом году российские праздники совпали с главным событием зимы — весны — объявлением о готовящемся искусственном дефиците нефти на рынке из-за заморозки добычи рядом стран на уровне января 2016 года. Потому в период с 22 февраля по 9 марта и доллар упал с 77 до 72 рублей, и нефть поднялась с 34 до почти 40 долларов за баррель. Однако и эти показатели оказались хуже ожиданий рынка. Доходность краткосрочных ОФЗ и корпоративных облигаций на фоне восстановления нефти снижалась (хотя как раз между праздниками доходность корпоративных облигаций финансового сектора резко подскочила), однако консолидироваться смогла только 10 марта. При этом главным мотивом информационного фона, несмотря на обилие макроэкономических новостей со всего мира, была вялость движения российских рынков — инвесторы не восстановили активность даже не до 9-го, а до 10 марта.

Если же посмотреть на длинные выходные, за которыми не следуют последующие длинные выходные (например, 12 июня, День России), затишье значительно позже начинается и значительно быстрее кончается. В прошлом году индекс доходности ОФЗ слегка поднялся 11 июня, но к 15 июня уже восстановился. Индексы ММВБ и РТС, хоть и потеряли перед праздником по 10 и 5 пунктов соответственно, свои показатели к 15 июня вернули, а доллар в период с 12 по 15 июня подрос всего на рубль, который на следующий же день снова уступил — это притом что нисходящий тренд цен на нефть был в самом разгаре.

Приблизительно через месяц нас ждет еще одно испытание штилем — майские праздники. Перечень рабочих и нерабочих дней уже принят и опубликован, однако может быть изменен в любой момент. Есть ли, вопреки росту ВВП, смысл повторения зимних каникул в мае или стоит пытаться как-то лучше воспитывать рынки — например, не отпускать сотрудников в отпуск на время между праздниками? Ведь, как известно, инвестиционные и управляющие компании — это такие организации, в которых все их активы каждый день спускаются по лестнице. Нет их — нет движения.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции